ЗАВОДOFF

  • ЗАВОДOFF
    Дмитрий Петрик
    ЗАВОДOFF | Дмитрий Петрик

    Дмитрий Петрик ЗАВОДOFF

    Приобрести произведение напрямую у автора на Цифровой Витрине. Скачать бесплатно.

Электронная книга
  Аннотация     
 174
Добавить в Избранное


Перед вами продолжение книги «Завод». Инопланетяне узнают, что энергии прошлого недостаточно для счастья. Окончательно осчастливить граждан своей планеты возможно только используя энергию доброты. Добыть эту энергию не реально без земного друга. Историк из России прилетает к ним на помощь. Пришлось многое преодолеть: ненастье, голод, шалости диких животных, смерть друга, пожар на судне, турбулентность временного портала, философские разногласия. Не смотря, ни на что друзья достигают успеха. На всем протяжении романа поднимаются философские рассуждения о смысле жизни и счастье.

Доступно:
DOC
Вы приобретаете произведение напрямую у автора. Без наценок и комиссий магазина. Подробнее...
Инквизитор. Башмаки на флагах
150 ₽
Эн Ки. Инкубатор душ.
98 ₽
Новый вирус
490 ₽
Экзорцизм. Тактика боя.
89 ₽

Какие эмоции у вас вызвало это произведение?


Улыбка
0
Огорчение
0
Палец вверх
0
Палец вниз
0
Аплодирую
0
Рука лицо
0



Читать бесплатно «ЗАВОДOFF» ознакомительный фрагмент книги


ЗАВОДOFF



                                     Счастье – это когда тебя понимают, большое счастье – это

                                         когда тебя любят, настоящее счастье – это когда любишь ты.

 

                                                                                                                                                     Конфуций.

 

                                                                         Нет счастья в комфорте, покупается счастье страданием.

 

                                                                                                                                                      Достоевский.

 

                                                                         Терпение горько, но его плод сладок.

 

                                                                                                                                                      Жан-Жак Руссо.

 

                                                                         Есть два пути избавить вас от страдания – быстрая смерть и

                                                                         продолжительная любовь.

    

                                                                                                                                                       Ницше.

 

 

1.      ГАМАДА

 

Плато была очень камениста. Бесформенные глыбы, окованные зноем, рдели на солнце. Животрепетало марево. Безлесые возвышенности, сложенные плотными коренными породами, немного вздымались над поверхностью, которая была усыпана беспорядочно разбросанными сыпучими материалами – щебнем, галькой, редко песком. Когда-то здесь были горы, которые спустя время стерлись и превратились в каменистые пустыни. Великий зодчий был видимо ленив. Природа сотворила эту местность ущербной: почти отсутствовали почва и растительность. А все потому, что этот кусок земли не пропускал воду. Растительный мир представлял лишь небольшое количество неприхотливых растений. Неуклюже росли кактусы, юкки, агавы. Иногда камни покрывали лишайники, которые окрашивали их в различные цвета. Преобладала белая, черная, красная и желтая цветовая гамма. Изредка бросались в глаза роскошные виды - это когда в одном месте аккумулировались все цвета сразу.   

 Между возвышенностями и склонами скитался горячий ветер, перекатывая с места на место, иссохшие тонкие прутья, собранные в клубки, видимо оказавшихся здесь случайно - во время песчаных бурь.

 Пустыня подавала признаки животной жизни. Суетились какие-то насекомые: бегали ящерицы, скорпионы, между валунами, бесшумно проползали змеи.  В небе кружили птицы, крылья которых, говорили об их внушительных размерах.

 За движениями пресмыкающихся и пернатых, совсем отрешенно, наблюдал человек, который лежал навзничь, опираясь головой о небольшой камень. Потрескавшиеся его губы и испарина на лбу, говорили о том, что его организм обезвожен. Иногда беспорядочно манипулируя руками, он пытался спрятать свои глаза от ярких солнечных лучей. Движения его рук были вялыми и неуверенными. Казалось, что он бредит - находится в полусонном или в полубессознательном состоянии; немного стонал.

 Это был мужчина среднего роста. Возраст – сорок с небольшим. Отсутствие глубоких морщин на его лице говорило о том, что он неплохо сохранился. Волосы на голове, как пакля, торчали в разные стороны - прическа не имела формы. Правильные и красивые черты его лица, тем не менее, делали его внешность вполне привлекательной. Физически он не был сильно развит, однако грудь и бицепсы имели размер, даже выступали слабовыраженные кубики в районе пресса. У него было вполне аккуратное телосложение, без особых изъян.

 Он был странно одет: на пальцы ног были нанизаны дырявые домашние тапки, а к телу прилипала рванина - изношенный махровый халат светло-зеленого цвета.   

 Человек лежал в таком положении всего несколько минут. Ощущение, что он совсем неожиданно оказался здесь – случайно, как будто упал с неба. Он еще не мог понять и ощутить, что с ним, где он -находился в полной прострации.  Мужчина сильно зажмурил глаза, чтобы наконец включить свое сознание. Никак не получалось думать и размышлять. Только через пол часа, он «включился» и начал трезво мыслить. Он сразу попытался встать. Облокотившись локтями о плоскую каменную плиту, которая упирались в его спину, он приподнялся. Уже в положение сидя, он сделал рывок и помогая себе руками, вскочил. Однако не удержался и снова присел. Первая попытка не удалась. Он повторил рывок и в этот раз достаточно успешно. Встал на ноги. У него кружилась голова, качало из стороны в сторону; он умудрился как-то погасить колебания своих неустойчивых движений. Сохраняя с трудом равновесие и выпрямляя свой стан, он огляделся вокруг.

«Мираж», - произнес он тихим голосом. Прозрачные переливы перед глазами, как испарения от топлива на солнце, изнуряли его воображение и путали мысли. Он не мог пока точно сообразить, что с ним происходит и почти бездумно сделал первый шаг, степенно передвигая ногу. Усилием воли, мужчина сделал следующий шаг. Он заводил себя, как двигатель автомобиля, для того, чтобы быстрее присоединиться к действительности и разобраться с обстоятельствами. Продолжая поступь, приходило осознание того, что это не мираж. Сквозь подошвы тапок, человек чувствовал под ногами твердое покрытие. Неровность каменной поверхности и острые углы щебня и гальки оставляли на его стопах болевые ощущения. Горячий воздух обжигал его легкие и он все больше и больше понимал, что находится в рамках реальности, а не иллюзий. «Боже, как болит голова и хочется пить», - почти шепотом диагностировал свое физическое состояние человек. Идущий пока не пробовал анализировать происходящее и почти час, двигался вперед в неизвестном направлении, в надежде встретить кого-нибудь на своем пути. Он шел медленно, иногда спотыкаясь, и каждые пять минут вытирал подолом своего халата пот со лба, подмышек и груди. Это были самые уязвимые места на его теле во время жары. Он боялся сбросить халат, потому что не хотел получить солнечный удар - опасался потерять свое присутствие в окружающем его мире. Кстати, халат имел капюшон. В целях безопасности, он сразу накинул его на голову. Мужчина узнал о его существовании только сейчас, хотя ему уже приходилось носить это рубище. Да он надевал халат, но пока еще не мог вспомнить об этом - сознание работало юзом. Мозг не вернулся к жизни окончательно.

  Марево не уходило. Жара давила со страшной силой. Красное солнце высасывало из него все жизненные ресурсы и отбирало волю. Попытки встретить кого-то оказались тщетны. Идущий остановился и присел на тупой обломок огромного валуна. «Нужно передохнуть и постараться сориентироваться на местности» - размышлял он. Однако невыносимые погодные условия ему мешали это сделать: в глазах бала рябь от пота, жары и слабости. Он немного передохнул и продолжил бесцельное движение. Всего через несколько шагов он вынужден был остановиться снова, т.к. увидел перед собой странный предмет - телесного цвета. Он подошел ближе, наклонился и внимательно присмотрелся к неизвестному. Сразу оторопел. Это был скелет человека. Несколько минут он стоял в оцепенение и думал: «Что это? Неужели меня ждет та же участь?» Костные останки странно располагались на земле: ощущение, что человек умер во сне, потому что он лежал на боку, кисти его рук были прижаты друг к другу и убраны под череп, ноги согнуты в коленях и поджаты к сгруппировавшемуся телу. «Странно, как можно было заснуть в таких условиях? Под ногами твердая и остроконечная поверхность, вокруг открытая местность, песчаная пыль. Днем жар как из печи, ночью, скорее всего, стынь, как из холодильника. А самое интересное: какая причина смерти? Как можно было умереть в таком умиротворенном состоянии: от дикой усталости, обезвоживания, укуса змеи, скорпиона? Загадочно!» - долго рассуждал сиплым голосом идущий. Он стремился распознать пол таинственного индивида, пристально вглядываясь в череп человека, но не имея знаний в антропологии, не смог это осуществить. Выйдя из легкого ступора, он присел на корточки и начал осторожно перемещать кости, взявшись за ребра подолом своего халата. Какого же было его удивление, когда под скелетом он обнаружил металлическую скобу, а точнее дверную ручку от крышки, как ему показалось, огромного деревянного чана, закопанного в землю. Смещая скелет и сметая рукавами халата, песок и небольшие камни, он постарался расчистить это место, чтобы окончательно убедиться в своих предположениях. Продолжая изнывать от жажды и жары, теряя силы, он все-таки смог вычистить загадочный участок земли. Его домыслы не оправдались - это была крышка от какого-то подземного отверстия, квадратной формы, размером примерно метр на метр. Крепко ухватившись обеими руками за ручку, и прилагая последние усилия, ему удалось сдвинуть плотно прошитые между собой доски. Его взору открылась скважина, наполненная доверху питьевой водой. Ее периметр был выложен из красного кирпича заподлицо с поверхностью земли. Вода даже немного накатывала на кирпичи. В состоянии дикой радости, он закричал, как сумасшедший: «Вода –а-а» и упал ниц. У мужчины не было никаких сомнений в том, что это пресная вода и он стал жадно ее глотать, захлебываясь, как собака.

 Минуты три он не мог оторваться от скважины. Утолив жажду, он, недолго думая, погрузил целиком свою голову в загадочный колодец и окунал ее остервенело - несколько раз, чтобы остудить свой организм и окончательно прийти в себя.

 Насладившись вдоволь холодной водой, мужчина упоенно встал на ноги. Вытирая рукавом своего халата лицо, он изумленно стал рассматривать перед собой виды. Придя в норму совершенно, он проницательно озадачился. Из его уст непринужденно потекли размышления: «Так, секундочку, что это за каменистая пустыня?» Возникла небольшая пауза. «Каким образом, я оказался в этой раскаленной местности? Товарищ или господин, как там вас, - случайно обратился он к останкам человека, - может быть вы мне поясните?»

 Обстоятельство начало его беспокоить, и он настойчиво заставлял работать свой мозг, чтобы вспомнить все подробности. «Опять со мной происходят неизъяснимые вещи, - продолжал он свои суждения. -  К моим приключениям, наверное, имеют отношение пришельцы. Я хорошо помню, что мне на айфон пришло сообщение от них. Мои инопланетные друзья – Еремей и Диомид, дали мне знать, причем без деталей и конкретики, что я должен срочно вылететь в сторону их планеты. Я не задумываясь согласился. Для моей транспортировки они отправили на землю летательный аппарат, а точнее на тракторный завод, где мы в первый раз увиделись и познакомились. Для прикола, я надел изорванный халат, который они же мне и подарили - я работал в нем на заводе. В назначенный день я вылетел к ним. На луне я пересел в межгалактический корабль и примерно через два часа упоительного полета, я потерял сознание. Что было дальше уже не помню: памперс мне на голову». Он прикрыл руками свое лицо, присел на корточки и старался раскрыть эту тему, рассуждая вполголоса: «Что-то произошло именно в полете, в космосе. Но что? Не припомню»

 Идущий опустил руки, оголяя глаза и переместился на крышку от скважины. Он перестал себя мучить вопросами и решил отпустить ситуацию. Единственное, о чем он тут же задумался - о скелете человека: «Интересно, кто же все-таки это такой? Почему он расположился на крышке колодца? Может быть это охранник? Что же это за охранник такой, который пал смертью храбрых? Зачем он сторожил потайной колодец? Что здесь охранять? Разве это сокровище -  обыкновенная питьевая вода? А может это просто совпадение? Это путешественник, который заблудился и чисто случайно оказался в районе скважины. Нечаянно погиб во сне? Сплошная головоломка. Ладно. Довольно».          

 Мужчина понятия не имел, что делать дальше, в каком направление двигаться и с какой целью. На всякий случай он решил сделать еще несколько глотков воды. Вкушая ее, он оценил качество: она была очень приятной на вкус, немного сладкой, не имела запаха и бала темно-голубого цвета. Ему не встречалась вода такого достоинства. Он продолжал страстно напиваться. Вдруг вода внезапно стала уходить, как говориться: прямо из-под носа.

 Не сразу замечая происходящее, он чуть не сорвался в колодец. Ловко схватившись руками об кирпичную облицовку скважины и резко приподнимая туловище, мужчина удержался. Он сознательно начал следить за странным явлением - вода исчезала быстро, колодец стремительно мелел. Перед глазами открывалась глубина скважины и даже можно было определить технологию ее кладки - она была облицована сверху до низу красным кирпичом. Идущий был немного растерян и удивлен, но при этом сосредоточен и сконцентрирован на необъяснимом. Примерно через десять минут, содержимое скважины пропало. Колодец не был бездонным - на дне наблюдалось блеклое свечение и фосфорические искры. Из скважины постепенно поднимался ароматный запах, затерявшийся в слоях полупрозрачного теплого воздуха. С одной из четырех сторон колодца - вниз спускалась металлическая лестница до самого дна. «Заманчиво, - подумал человек, - может быть там подсказка. Что делать наверху я не знаю, а вот на дне скважины, возможно, я найду дорогу домой или встречусь с инопланетянами. Как настоящий странник и путник отправлюсь в волшебное путешествие. Надеюсь, не в камеру пыток. Нужно спуститься и попытать счастье».

 Будущий странник начал спускаться. Не снимая тапки и заправляя подол халата за пояс, он, не торопясь, двигался по ступенькам лестницы вниз, аккуратно меняя положение своих рук и ног. Он не смотрел в пропасть и не пытался даже всматриваться в углубление. Вообще мужчина держался достаточно уверенно, не испытывал чувства волнения и страха, а все потому, что еще полтора года тому назад ему довелось побывать в очень экстремальных условиях. У него был богатый опыт в плане чрезвычайных происшествий, он обтесался, как говорится, закалился в них и поэтому был абсолютно спокоен и даже безразличен. Боязнь чего-то возвращалась к нему только от неожиданности.

 Глубина подземного сооружения была примерно метров двадцать пять. Путник определил это на глаз, перед погружением. В стволе колодца было не холодно и не жарко - очень комфортно. Запах, который он уловил в начале спуска, усиливался. Аромат был очень приятный, необычный, изысканный. Смесь цветочного, фруктового и древесного запаха повергла его в состояние беспечности и лености. Хотелось остановиться, отпустить руки и упасть на мягкую белую перину, затем расслабиться, не о чем не думать и заснуть. Однако было неизвестно строение дна и эта беззаботность могла превратиться в трагедию. К тому же появилась первая, причем вполне осязаемая цель – дорога домой и ее нужно было достичь. Он непокорно продолжал погружение. «Интересно, -  размышлял идущий, - что там на дне? Судя по благовонию, внизу находится подпольное производство туалетных вод и эфирных масел».

 С глубиной воздух уже не менял свой структуры. Он был такой же вкусный и теплый, а вот свечение дна и любопытство путника умножались. Через несколько минут маленькое путешествие в отверстие грунта подошло к концу. Странник коснулся ногами твердой поверхности, отцепил, немного онемевшие, руки от перекладины, развернулся на сто восемьдесят градусов, вывернул подол халата, отряхнулся и очень внимательно начал изучать пещеру. Перед ним открылась необыкновенная картина. Глаза жадно вбирали сказочную панораму. Пещера была похожа на оазис в дикой пустыне. Ум был взбудоражен неправдоподобным великолепием и дивным пейзажем. Он придался думе. Дума была вдохновенного свойства. Немного освободившись от легкого потрясения, он сделал вывод: «Я в раю»     

  Обитель занимала обширную территорию и была непонятна «гимнастика» питьевой воды. Куда она ушла из колодца? Был ли рай затоплен? Ведь скважина, наполненная жидкостью, располагалась над обетованным местом! Если он был затоплен, то как вода в таком громадном объеме смогла исчезнуть так быстро? Испарилась? Просочилась? Превратилась? Идущий отбросил вопросы на эту тему. Он устал отгадывать причины подобных явлений. Не хотел тратить свою энергию. Он вспомнил сколько потратил ее на тракторном заводе, решая задачи и ребусы такого рода. Ему нужны были силы для достижения цели. Идущий выбросил из головы ненужные мысли – они мешали.

  Итак, он стоял возле лестницы. От его ног, как от солнца, лучами расходились в разные стороны тропинки, усыпанные кварцитной каменной крошкой малинового цвета. Тропинки не были прямолинейными и давали «амплитуду»: сужались и расширялись, извивались и выпрямлялись. Пешеходные дорожки с двух сторон имели ажурные ограждения из благородного металла - чистого золота. Их орнамент поражал воображение своим нестандартным и неповторимым творческим решением.

  Странник вступил на одну из тропинок. Поправляя тапки, и затягивая потуже пояс халата, он сунул руки в карманы и начал медленный променад. Оглядываясь по сторонам, ему приходилось довольно часто изумляться и восторгаться.

  Между тропинками были разбиты газоны из травяного покрова. Большие участки, скрупулезно подстриженной зеленой травы, были устланы цветочными клумбами. Радужные розы, пассифлоры, фуксии, канны, камелии, лантаны, гортензии - самые красивые цветы земного мира оформляли эти цветники. Клумбы по своей форме напоминали одноклеточный организм – амебу и делали ландшафтный дизайн просто изумительным. Зоофиты на цветах фосфоресцировали перламутровым сиянием - это они разбрасывали искры света, которые были видны на дне колодца еще в начале погружения.

  Возле каждой цветочной клумбы располагался ансамбль из декоративной мебели: столы и кресла в имперском стиле - ампир. Кресла были сделаны из красного дерева с яркой и мягкой обивкой в форме корытца. Они примыкали к столу, который держался на одной широкой центральной опоре. Крышки столов украшались роскошной резьбой и золоченной бронзой. Вдобавок они были увенчаны серебряными канделябрами, которые завершались семью подсвечниками. Разноцветные свечи из пальмового стеарина имели красивую фактуру, не плавились, не теряли форму и превращали пещеру в светлый и уютный зал. Как большое фойе драматического театра, эта обитель настраивала на нужную волну.

   На столах было разложено угощенье, стояла посуда: с фруктами, овощами, мясом, рыбой, всевозможной закуской, хлебом. Стояли кувшины: с вином, с пивом, с свежевыжатым соком. Здесь не было изысканных блюд - просто изобилие обычной натуральной и живой еды. Почти с каждого стола свисал крупный виноград длинными гроздьями, как приманка для голодного существа.

  Все это было похоже на огромный банкет, только на лоне подземной природы без людей и праздника, спокойно и помпезно.

  Обилие еды вокруг, удобная мебель - пробуждали в путешественнике желание побыстрее утолить голод и снять усталость от бешеной жары, которая его чуть не убила.  

   Впрочем, он не спешил и не пытался расположиться сразу же за первым попавшимся столом. Странник продолжал двигаться в недра гигантской пещеры и охотно наслаждался процессом. Ему постепенно открывались новые чудеса подземного мира, и он не мог остановиться - они притягивали его, как магнит.

  Там, где расстояние между прогулочными дорожками было большим, занимали место глубокие водоемы с кристально чистой водой. Дюжина прудов были настолько прозрачны, что легко было разглядеть их дно - оно было устлано редкими драгоценными камнями: сапфирами, рубинами, алмазами, изумрудами. Несметное богатство блистало всеми цветами радуги под блеклым сводом пещеры. Все это вызвало у идущего остроту чувств. Его просто захлестнуло впечатлениями.

  Росло благоухание. Однако по пещере распространялся не только одурманивающий запах, но и звук, похожий на шум падающей воды. Долина пещеры манила его этими загадками, разжигала в нем любопытство, соблазняло. Ему хотелось все-таки дойти до конца и увидеть все своими глазами, хотя усталость уже начинала преобладать над его порывами.  

  Чтобы не пропустить все детали этой прогулки, он продолжал неторопливо двигаться вперед, не сворачивая и не меняя тропу. Она привела его к краю пещеры. Путник вплотную приблизился к высокой отвесной каменной стене. Он небрежно бросал свой взгляд на изображение, распространяющееся в его глазах. Он не придал этому значения вначале, однако любознательность, как историка и как человека, находящегося в нестандартной ситуации, побудила его обратить на это внимание. Он задержался, настойчиво всмотрелся, и узрел новое чудо, которое поразило его словно удар молнии. В этом изображении странник разглядел работу итальянского художника и скульптора - гения эпохи Возрождения, «Сотворение Адама» Микеланджело. «Каким образом произведение великого мастера оказалось здесь - в пещере, к тому же в натуральную величину? Как эту фреску можно было отобразить и повторить на неровной поверхности, не нарушая при этом композицию и целостность? Поразительно!» - удивлялся и одновременно восхищался идущий. Он заглянул чуть дальше и понял, что по всему периметру подземного оазиса были представлены творения потрясающего художника: Страшный суд, Сотворение Евы, Всемирный потоп, Грехопадение Адама и Евы и другие. Разинув рот, он перемещался по тропе, жадно «вкушая» глазами его работы - не мог оторваться. Он настолько увлекся, что не заметил, как ограждения пешеходной дорожки с обеих сторон, поменяли свой облик. Благородный метал заменили кусты, которые благодаря декоративной стрижке, образовывали сплошные зеленые стены. Иногда эти стены обрывались и в местах разрыва можно было обнаружить другие произведения таланта знаменитого мастера. В холостых участках растительной архитектуры величаво возвышались скульптуры и изваяния Микеланджело: статуя Давида, Моисея, Бахуса, Мадонны. Теперь он также остро и целеустремленно восхищался ими.

 Заканчивался живописный подземный парк огромным водопадом, как оказалось в последствии, из туалетных вод и эфирных масел. Именно этот бурный поток жидкости обогащал воздух подземелья неповторимым ароматом, а пространство - однообразным приятным звуком. Красота пещеры настолько завладела вниманием идущего, что он совершенно неожиданно и непредвиденно уперся в ее границы, натыкаясь при этом на плотные потоки водопада.

  Он с большим интересом рассматривал это природное явление, даже пробовал на вкус воду и не мог поверить в то, что она не питьевая, а перфорированная - разной формы и консистенции. Однако сам факт необъяснимого появления его здесь и это сказочное подземелье, заставили его сразу же погасить шквал удивлений. «Еще много будет загадочного и необыкновенного», - объяснял он себе.  И это была правда, потому что все это лежало за пределами реальности.

  Путник обрадовался, что проявил настойчивость, не сломался и дошел до конца пещеры. Он разместился за ближайшим столиком, недалеко от водопада, совершенно вымотанный. Ведь еще сказывалась жара и от пешей ходьбы тоже прибыло усталости. Ослабив пояс халата, стянув тапки с ног, он налил себе вина и будучи очень голодным набросился на еду. Через пол часа, ему стало весело и беззаботно. Как обычно бывает, в таком состоянии человек пускается, порой, в пустые рассуждения. Он не стал исключением и немного сбивчиво, невнятно стал высказывать свои мысли вслух: «Да это п-о-х-о-же на земной рай. Значит я Адам. А если я Адам, тогда здесь должна быть Ева. Наверное, она п-р-я-ч-е-т-с-я за кустами. Ведь после г-р-е-х-о-п-а-д-е-н-и-я они прятались от Бога за кустами. Они просто трусы. (ударение на «ы») Ау! Ева! Где ты? Выходи. Вообще-то моя Ева сейчас дома с детьми. Что-то я не вижу здесь Диомида и Еремея. Эта обитель привела меня к одиночеству. Интересно, если я съем яблоко, у меня вырастет хобот как у с-л-о-н-а или рога как у оленя? Ведь я в сказке! Странно я один в этом месте - ни людей, ни ж-и-в-о-т-н-ы-х. Нет это точно не планета Земля. Господи, как здесь хорошо и к-р-а-с-и-в-о! Как было бы здорово остановить время. Минуты растянуть в т-ы-с-я-ч-е-л-е-т-и-я. Люди ставят перед собой цели и задачи, потому что жизнь к-о-р-о-т-к-а. Бесконечная жизнь стала бы р-а-з-м-е-р-е-н-н-о-й, спокойной, однако бесцельной, а значит бесполезной. И там и там ждет конец. Увы. В к-о-р-о-т-к-о-й жизни от возраста, а в б-е-с-к-о-н-е-ч-н-о-й от тоски и прозябания. Значит должен быть какой-то предмет существования, чтобы жить вечно. Может быть в этом п-о-д-з-е-м-е-л-ь-е раскрываются все тайны?» 

  Его окончательно разморило. Он заснул, сидя в кресле, неадекватно роняя голову набок. Спал крепко и долго, наверное, видел приятные сны.

  Его разбудила музыка Баха.

Странник проснулся, сразу выпрямился и нервозно стал оборачиваться в разные стороны, пытаясь обнаружить источник звука. «Что это? Откуда музыка?» - слегка волнуясь, задавался он вопросом. Он узнал автора, но не находил объект, распространяющий звучание. «Ладно, это неважно, - успокаивал он себя, - важно, что я еще жив».

  Он чувствовал, что выспался и отдохнул. У него появились силы. Надо было предпринимать следующие действия, но он не хотел спешить. В пещере было также тепло и уютно. Горели свечи. Музыка гениального композитора и шум водопада до сих пор потрясали и волновали. Их созвучие, вино, еда, интимный свет, произведения искусства вокруг, погружали его в праздность и не отпускали.

  Он решил позавтракать, выпить и еще раз окунутся в этот эпический мир. Его окутало сильное желание полностью раствориться в предметах подземелья, хотя бы на время. Путник тянул это время еще потому, что ждал подсказки, искал вектор и направление дальнейшего своего путешествия.

  Его ожидания оправдались, причем практически сразу. Впереди, сквозь большое количество столов с яствами и череду изящных скульптур, он разглядел огромный экспонат естественного происхождения, который располагался в центре пещеры. «Мне кажется, там продолжение», - сомневаясь предположил путник. Он вытер салфеткой губы, привстал, запахнул халат и двинулся в сторону этого объекта. Он шел также в тапках, только теперь по новой тропинке, которая уверенно вела его в новое место. Минут через двадцать с небольшим, перед ним предстало крупное дерево. Толщина его ствола была необъятной. Ствол дерева мощно врастал в землю и уходил в свод пещеры, пронзая ее насквозь. Это был дуб. «Прямо, как у Толстого: да это же тот самый дуб!» - иронизировал идущий. Он приподнял голову и обнаружил, что под потолком пещеры торчали в разные стороны объемистые ветки, одетые в зеленную листву. А на второстепенных ответвлениях висели на веревочках сундуки небольшого размера. «Ну точно, как в сказке, -шутил он, - в сундуке птица, в птице яйцо, в яйце иголка – смерть кощея». Он обошел дуб вокруг и случайно заметил, что кара в одном месте оттопыривается. Путник попробовал сдернуть ее со ствола, и у него получилось. Огромные куски защитного слоя упали на грунт и перед ним открылся очередной феномен. Он увидел перед собой металлические двери. Дотронулся до них, постучал кулаком - они открылись. Это были двери лифта.

 

2.      БИБЛИОТЕКА

Странник вошел внутрь лифта и огляделся. Панель приборов отсутствовала. Убранство подъемной кабины поражали своим великолепием. Потолок всей своей площадью ронял на пол яркий дневной свет, холодного оттенка. Стены по всему периметру были обнесены зеркалами и обрамлены чистым золотом. Пол лифта был украшен кристаллами Сваровски. «Да, здесь все достойного качества и на высоком уровне, - размышлял вслух путник. - Только мне поднадоели лифты. Они прям преследуют меня. На заводе мне довелось побывать в грузовом лифте, а сейчас в пассажирском. Волшебники, что придумали эти сказочные миры, какие-то ограниченные. Очень плохо у них с фантазией. Больше удивить ничем не могут»  

  Когда он закончил ворчать, двери подъемной кабины за ним закрылись. «Прощай райское место. Человеку, как известно, нужен человек. Я, надеюсь, что еду к людям. Интересно, я буду подниматься, вверх или вниз, - задумался странник. - На тракторном предприятии лифт опускался вниз вместе с трактором ТДТ-55, а сейчас?»

  Путник поехал вверх. «Ну правильно, должно же быть хоть какое-то разнообразие», - засмеялся он. Подъем был бесшумным и непродолжительным - всего пару минут. Лифт остановился. Двери не открывались. Он выжидательно насторожился, но при этом предвкушал что-то хорошее и радостное. Состояние было похоже на вожделение. Створки кабины медленно начали раскрываться. Он набрал в легкие воздух, задержал дыхание и на одно мгновение закрыл глаза.

  Перед ним снова была каменистая пустыня. Он выдохнул, убедительно натянул капюшон на голову и не спеша вышел из лифта. На него сразу обрушился горячий воздух. Лучи солнца были настолько жаркими, что казалось сейчас они прожгут его тело насквозь. Голубое небо, как бескрайний океан, приятно лобзало его глаза и в то же время огорчало его душу. Абсолютно нагое, без единого облачка - оно не спасало его от палящего света. Он тут же вспомнил: как совсем недавно, плохо ему было здесь и как он мучился от дикой и безжалостной жары. Странник был потрясен и обескуражен. Однако, идущий сразу почувствовал присутствие духа и эмоциональный подъем, когда увидел перед собой огромное строение, которое отбрасывало тени и извергало из своих помещений прохладный воздух. Это было настоящим спасением от яркого солнца. Он не задумываясь двинулся к сооружению. Оно находилось совсем рядом, поэтому он увеличил шаг, и не оглядываясь по сторонам, стремительно поспешил спрятаться от зноя.

   Высота сооружения увлекала и искушала внимание. Подчиняясь ее влиянию, уже в момент приближения, путешественник начал засматриваться, поднимая к верху голову. На триумфальной арке, возле входного портала он увидел надпись заглавными буквами – библиотека. Он задержал свой взгляд, еще раз перечитал надпись, немного задумался, пожал плечами и не дав этому пока никакого объяснения, перевел свое внимание на другие детали строения. Как историк, он смог дать характеристику сооружению. В вытянутом, прямоугольном здании, он разглядел античную архитектуру. Строение было похоже на римскую базилику. Базилика - общественный центр, в котором происходило постановление оглашений городских властей, и судопроизводство, она была биржей, местом деловых и приятельских встреч, торговли и праздного времяпровождения. Он не понимал, причем здесь библиотека. Однако это несоответствие его не останавливало. К тому же, он недавно решил не ломать голову над загадками. Путник перестал думать об этом и быстро поднялся по ступенькам лестницы, а затем вошел внутрь.

  Он оказался в помещении большой площади. Скинув капюшон халата, он расторопно осмотрелся. В помещении было светло и прохладно. Широкие окна, прорезанные в верхней части стен, пропускали достаточно света, который заполнял все свободное пространство между продольными рядами колонн. Мраморные полы, колонны из гранита, богато украшенный резьбой и позолотой потолок, статуи в углах зала из серебра и бронзы – все эти атрибуты роскоши, как всегда удивляли. В том, что здесь будет бесподобно и великолепно у историка сомнений не было.

  Безмятежно и спокойно чувствовалось в этом зале. Тишина обнажала естество, даже был слышен комариный писк.

  Историк обратил внимание, что в библиотеке отсутствовали стеллажи и полки с книгами. Из мебели - стояла пара кресел и небольшой стол, почти у входа. Это место напоминало маленький уголок для переговоров. Но больше всего его поразил предмет, расположенный в центре зала. Это был современный письменный стол, на крышке которого, возвышался компьютерный монитор максимальной диагонали. Через минуту, отрывая свой взгляд от большого монитора, он переключил свое внимание на стены и потолок загадочного зала. Он увидел, что по всему периметру помещения, чуть выше колонн, были вмонтированы плоские плазменные телевизоры. Весь этот видеоряд отображал без звука какую-то информацию. Все было включено, все работало. Возможно даже здесь функционировал интернет. Путник чуть спугнул тишину своей трепетной походкой. Приближаясь к столу, он подошел достаточно близко к монитору компьютера и нагнулся. Его попытки разглядеть содержание материала, передаваемое монитором, оказались безрезультатными. Все было в движении: бегали строчки, открывались и закрывались окна оконного интерфейса, резко менялись изображения, периодически мигали цифры и буквы. Разобрать, что транслировала эта машина было невозможно. Он отвел свой взгляд от компьютера и посмотрел на экраны телевизоров. Информация также мелькала и сновала. Неожиданно его заинтересованность и увлеченность оборвал чей-то учтивый голос:

       - Удачный Дмитрий Юрьевич? Уважаемый гость! Милости просим, пожалуйста проходите, присаживайтесь.

   Странник немного растерялся. В помещении появился человек. Он выпорхнул как птица из клетки. У путника было ощущение, что эта персона уже присутствовала здесь и просто сейчас, она решила снять с себя шапку невидимку.

 Неизвестный был в рясе белого цвета. На голове была одета небольшая круглая шапочка. Это был мужчина зрелого возраста, лет шестидесяти, невысокого роста с приятными чертами лица. Подбородок был начисто выбрит.

  Путнику вспомнилось, что инопланетяне также внезапно очутились перед ним на заводе. Он также был озадачен и растерян. «Священник, что ли? – пролетела у него мысль. – Почему без бороды? Странная библиотека?! Однако приятно встретить живое существо. Можно поговорить и избавиться от чувства одиночества» - скоротечно сделал выводы про себя гость. У него теплилась надежда, что этот человек -  гид и, он поможет ему вернуться домой или встретиться с друзьями. Путешественник не выполнил просьбу незнакомца, не стал присаживаться, а стоя пустился с ним в диалог:

     - Простите, откуда вы меня знаете?

     - Наши опознавательные приборы определили вашу личность.

     - Какие опознавательные приборы?

     - Сканеры.

     - А откуда сканеры в эпохе античности?

     - А почему вы решили, что вы в эпохе античности?

     - По архитектуре.

     - Архитектура действительно того периода, а время нет. Время сегодняшнее.

     - И с кем я разговариваю?

     - Дмитрий Юрьевич, вы обратили внимание, что здесь нет книг? – резко оборвал речь мужчина.

     - Да, но……   – не дослушав возражение, неизвестный продолжил беседу:

     - Я хочу вас поставить в известность, что бы отпали ненужные вопросы.

     - Я весь в внимании, – снисходительно отреагировал гость.

     - Дмитрий Юрьевич, вы попали на планету Фатум - планету судеб. Эта планета - синтез двух миров: духовного и материального. Это плохая копия планеты Земля до грехопадения, всего лишь подделка рая, пародия на Эдем, если хотите. Здание, в котором вы находитесь, не книжная библиотека, а библиотека людских жизней, человеческой доли и перспективы. Мы читаем не книги, а судьбы. 7 млрд. душ запечатлены в базе данных, не в томах, а в мегабайтах. Именно столько сегодня проживает людей на земле. Я могу влиять на их судьбы, направлять и, если нужно умертвлять.  

   - Как это? -  спросил собеседник, слегка ошалевший. - Вы что господь Бог, чтобы так распоряжаться судьбами?

   - Нет, но я его помощник. Я пророк и помогаю людям на планете Земля строить жизнь.

   - Умертвляя?

   - Иногда. Вы же знаете Господь дает выбор. Если человек встал на дорогу, которая причинит в будущем вред ему и окружающим, то лучше удалить.

   - То есть delete?

   - Ну да.

   - Так просто, одной клавишей?

   - Так работает система. Я отслеживаю индивида, который обостряет ситуацию и удаляю. На земле наступает несчастный случай или болезнь – это главные наши инструменты в этом вопросе.

   - Бред какой-то, но как вам удается отобрать таких людей в гигантском потоке земных жизней?

   - Это просто.

   - Едва ли, - усомнился гость.

   - Ко мне поступают на электронную почту сообщения. Я изучаю, оцениваю, иногда советуюсь с Всевышним, а затем принимаю решение.

   - Извините, как это вы советуетесь с Всевышнем?

   - Списываемся, посредством компьютера.

   - Люди связываются с Богом через молитву и церковь. А вы через …? Странно все это, как-то немыслимо.

   - Я вас понимаю. В это действительно трудно поверить. Однако….

   - То, что миллионы умирают от болезней – выходит это дело ваших рук?

   - Что вы? Мы только освобождаем мир от духовных банкротов. Таких меньшинство, а большинство настигает естественный исход жизни, по воле Божьей, мне пока не ведомой.

   - Пока? Круто. Хорошо и вы таким же образом направляете людей к лучшему? Отслеживаете индивида по почте, потом советуетесь с Богом?

   - Нет конечно.

   - Тогда каким же образом спасаете судьбы людей?

   - Эту работу делает робот. Миллиарды случаев из жизни людей, мне не отследить. Вы знаете, что есть компьютеры, в памяти которых, уже заложены миллионы ходов для игры в шахматы. Здесь похожая программа. Робот мониторит, находит миллионы нуждающихся, влиять на их сознание, побуждает иначе мыслить и действовать. Вот так сохраняет им жизнь и оберегает от уныния. Жизненные сцены многократно повторялись и повторяются на земле, поэтому не трудно было создать такую программу.

   - Занятно. И кто эти миллионы?

   - Те, кто старается соблюдать заповеди, кто пытается нести добро в мир.

   - Другого ответа я не ожидал. Кстати, я не совсем понимаю, вы та зачем в этом участвуете, что Господь не справляется?

   - Как вам сказать, понимаете, я должен буду выполнять его работу на планете Фатум, как приемник. Вот такая странная у меня роль, хотя я обычный человек. Единственное отличие от вас -  Господь сотворил меня «из праха земли», как Адама.

   - Но ведь Стругацкие доказали, что трудно быть Богом. Куда вы лезете?

У меня все будет почти компьютеризовано. К тому же, благодаря людям планеты Земля, я смогу приобрести необходимые знания и опыт. Сейчас я учусь азам. Господь оставит меня одного, когда на планете Фатум начнут размножаться люди. Между прочим, сейчас мы активно ищем нового Адама.

    - В каком смысле? Простите, я не совсем понимаю.

    - В прямом. Нам нужен Адам – первый человек.

    - Зачем?

    - Видите ли, Господь захотел повторить эксперимент. Он хочет вернуть материальный рай - планирует снова слияние духовного и физического мира в единое целое, чтобы возродить совершенного человека и сделать новое поколение людей абсолютно счастливыми.

     - Боюсь, у нас с вами разные представления о счастье.

     - Обязательно обсудим это, – подчеркнул твердым голосом пророк.

     - Секундочку, я кажется начинаю понимать, - начал высказывать свои предположения гость. - Вы что хотите из меня Адама что ли сделать?

     - Пока не знаю. Вы уже второй кандидат.

     - Не понял, а кто первый?

     - Скелет в пустыне помните?

     - Ну?

     - Это дядя Жора.

     - Какой еще дядя Жора? – спросил раздражительно визави.

     - Космонавт.

     - Космонавт? – переспросил собеседник трепетно.

     - Ну да, космонавт Жора, он же Гоша, он же Гога, Георгий Иванович Надежный – летчик –космонавт. Я нашел клочок скафандра с его инициалами. Только он не с планеты Земля. Ваши космические корабли пока не могут достичь этого края вселенной.

     - Да и слава Богу, - шутил странник.

     - Да, для землян он не досягаем, – объяснял пророк, постепенно роняя свой взгляд на пол. - Почти случайная смерть. Он выпал из своей космической машины и сгорел в плотных слоях атмосферы нашей планеты - до костей. Радары засекли. Останки упали, по чистой случайности, в районе колодца. Как раз там, где вы его обнаружили. Кстати, колодец всегда наполняется питьевой водой, когда на планете появляется новое живое существо. Ведь пустыня: мало ли обезвоживание. Бедный, он даже не побывал в нашем подземном раю. Царство ему Небесное.

    - Да, ненадежный оказался, – отметил гость, с легкой иронией.

    - Да! Причем мы не знаем, откуда он, - добавил с грустью пророк.

    - Подождите, вы уверены, что это было свободное падение? Просто его скелет лежал не беспорядочно, а достаточно предметно - в положении спящего.

    - Это было свободное падение. Когда упал объект на нашу планету, мне тогда представилось, что приземлился первый человек, который станет новым Адамом, но увы: не суждено. Он мертв, а Господь не захотел его воскрешать, но зато разрешил сделать из незнакомца ключ доступа.

    - Что это значит?

    - Фатум имеет мощное внешнее магнитное поле и обладает гигантской силой притяжения. Чтобы живые существа, попадая в область его влияния, больше не сгорали в плотных слоях атмосферы и приземлялись на нашу планету плавно, без боли, предварительно отключив сознание, Всевышний и потребовал уложить его в положение спящего.

     - Что за бредятина? –  роптал, теряясь в догадках гость.

     - Я так понимаю, что благодаря этому символу или криптограмме, открываются порталы, а может быть воронки для мягкого снижения объекта. Дмитрий Юрьевич, поэтому вы безболезненно приземлились на поверхность, после десантирования с космического корабля. Между прочим, молитвенный жест, который я делаю кистями рук - не в виде креста, а в виде зигзага, т.е. движения по ломанным линиям, похожим на контуры спящего. Наверное, есть какая-то связь. Ведь крестное знамение дает надежду на спасение, а зигзаг, получается, уже спасает – вы же спаслись.

     - Все правильно, ведь на вашей планете не распяли Иисуса Христа, поэтому зигзаг. А еще зачем-то волшебные порталы. Вы знаете, пророк, все это конечно очень интересно, но я тоже не буду первым человеком на вашей планете. Какой с меня Адам? Грехов, наверное - мешок. Моя вера поверхностна. Не крестился, не каялся, не исповедовался. Я порочная личность, как и все люди на земле. А потом первая женщина – Ева, ведь из ребра Адама. Вы мне еще все ребра пересчитаете и инвалидом сделаете. Нет уж увольте.

     - Дмитрий Юрьевич, но вы обретете бессмертие.

     - Каким же образом?

     - Вы дуб с сундуками на ветках видели?

     - Допустим!

     - В сундуках плоды добродетелей. Их нужно будет вкусить.

     - Что значит вкусить? Съесть что ли?

     - Нет, в данном случае, значит почувствовать. Вскрыть сундуки и наполнить свою душу праведностью.

      - Честно говоря, плохо представляю - как это. Ну вкусил - дальше что?

      - Вы станете совершенным и бессмертным, как Бог.

      - Мне кажется, не так все начиналось! – высказал свое мнение гость.

      - Понимаете, Дмитрий Юрьевич, Господь посчитал, что слишком легко первому человеку досталось блаженство и бессмертие, поэтому люди также легко нарушили его завет и предали. Теперь он считает, что двуногие существа должны приложить усилия, чтобы доказать свою любовь и преданность к нему: во-первых, захотеть вкусить плоды добродетелей, чтобы действительно появилось очень сильное самостоятельное желание, а во-вторых, так же, как в раю на планете Земля -  возделывать и охранять сад. Правда господь сделал рай на планете Фатум другим, не таким комфортным, не идеальным, бракованным что ли: здесь нет древа познания добра и зла, рай под грунтом, который постоянно заполняется питьевой водой, а когда вода уходит, обновляется еда и интерьер. Над раем вечно сухая каменистая пустыня, озаряемая бесконечно палящим солнцем. Не доверяет Господь больше человеку. Предлагает другой путь к благодати -  с препятствиями.

     - Ежедневно пить вино, есть, гулять, возделывать грядки, любоваться художествами. Да я умру от скуки.

     - Не умрете, вы же будете бессмертны.

     - Ну, значит с ума сойду. Нет извините, пророк, я отказываюсь от такого бессмертия. Мне не ведомо, что с ним делать - с этим бессмертием вашим. Мои родные будут в Царстве Небесном, а я на какой-то планете Фатум, совершенно один. А потом мне кажется, что это все происки дьявола. Какой-то рай под камнями, безлюдная пустыня, сундуки с плодами. Может там отрава в этих сундуках ваших. Очень сомнительное предлагаете предприятие. Мне бы инопланетян повидать, друзей моих – Диомида и Еремея. Вот что!

    - Что ж - это ваш выбор. Господь и я за свободу!

    - А почему бы вам не стать Адамом?

    - Я пророк.

    - Понял. Вопросов больше не имею. Скажите, пророк. Мне просто интересно. А какие еще опции есть у вашего компьютерного центра?

   - Я могу все узнать о личности, увидеть всю линию его жизни: события, поступки, мысли, высказывания человека. Хотите я вас исследую?

   - Хочу!

   - Возьмите, пожалуйста, у входа здания кресло и присаживайтесь к компьютерному столу. Мы узнаем о вас, а потом решим, как доставить вас к вашим друзьям. Устроит такой план?

Гость на этот раз исполнил просьбу пророка. В угодность ему и себе, он проворно подтащил стул, присел и пользуясь случаем спросил, стесняясь:

    - А, кофе у вас есть? Бывает? Можно заказать или купить? Или как тут у вас? Извините, чашечку кофе захотелось - знаете.

    - Нет, извините такого напитка …… вино могу предложить.

    - Спасибо, и так голова болит, как-нибудь тогда в другой раз. «Ну и рай?!» - подумал Дмитрий Юрьевич.

Пророк сел за стол и начал стучать по клавишам. Информация перестала «суетиться» в экране компьютера. Мужчина в рясе, внимательно изучал текст в мониторе и озвучивал увиденное:

    - Так, Удачный Дмитрий Юрьевич, родился, женился, дети, историк, учитель года в таком-то году…

    - А, вы лучше мои прошлые мысли проанализируйте. Что действительно их читать можете?

    - Вы мне не верите? Я даже могу сказать, что вы думаете в данный момент. Сейчас вы подспудно вспомнили свои философские рассуждения, которые произносили на территории тракторного завода. Угадал?

     - Верно! Просто фантастика! – с восхищением изумился собеседник.

     - Давайте обсудим ваши мысли, тем более я обещал поговорить с вами о счастье.

     - Давайте! Это интересно! – ответствовал с восторгом гость.       

     - Хорошо. Ну вот, например, вы говорили, что деньги тоже приносят счастье? Было такое?

     - Да, я и сейчас утверждаю это! В этом нет ничего ненормального. Мы не виноваты, что живем в материальном мире, где все стоит денег – одежда, еда, лекарства, обучение, движимое и недвижимое имущество.

      - А как же Священное писание, которое заявляет, что нельзя служить мамоне и Богу одновременно! Ведь если служить только деньгам, то Господь остается в тени.

      - Я начал постигать веру и если опираться на трактаты этой великой книги, то скажу, что на мой взгляд - это высказывание о порочных людях. Если у человека в списке ценностей кроме денег ничего нет, то конечно такие личности становятся безнравственными, с нарушенными моральными принципами. Именно они обречены стать завистливыми, алчными, коростными, злыми. У таких доброта придается забвению. Именно они, ради наживы, готовы будут пойти на провокацию, обман, предательство и даже преступление. Если у человека, кроме материальной заинтересованности, все в том же списке, есть другие приоритеты, на мой взгляд самые важные: семья, друзья, Родина. Такая личность гармоничная и цельная. Она будет зарабатывать честным трудом и не только для себя. Конечно, Господь не заинтересован в том, чтобы мы были богатыми. Он даже не заинтересован в том, чтобы мы были здоровыми. Парадокс!? А что он хочет? Чтобы у нас у всех была богатая и здоровая душа. Ведь в духовный мир уходит именно она, а не тело с домашним скарбом, поэтому неважно как прожил свою земную жизнь человек богатым или бедным, здоровым или больным. Главное, чтобы он был хорошим и носил в себе много добродетелей.

    - Ну хорошо. А как на счет другого постулата из Евангелия: проще верблюду пройти сквозь игольные уши, нежели богатому войти в Царство Небесное.

   - Ну вы же знаете, что угольные уши – это врата в Иерусалим. Верблюд легко пройдет врата, если снимет поклажу. Я думаю здесь подсказка, уловили?

   - Не совсем.

   - Ну подумайте. Снять поклажу. Что это значит для богатого человека?

   - Не знаю.

   - Ну включите воображение, что должен сделать с богатством человек, чтобы попасть в духовный мир? 

   - Предположу, что должен поделиться с другими.

   - Ну конечно, правильно, снять поклажу - отдать, а лучше заняться благотворительностью на постоянной основе, что с женой мы сейчас активно и делаем.

   - Подаяние, по-вашему, тоже благотворительность?

   - Только угождать Богу, тешить свое самолюбие, какой я, добрый, внимательный, ведь реально человеку та мы не помогаем. Разве спасут его пять или десять рублей? Такое пожертвование и рядом не стоит с благотворительностью, поэтому очень важно стремиться к достатку. Настоящее богатство и нравственность сделают человека щедрым, а мир более счастливым.

    - Интересные рассуждения. Да, кстати, я правильно понимаю, Дмитрий Юрьевич, что через такой список ценностей люди становятся абсолютно счастливыми?

     - Ну да.

     - А если от него отказаться? От денег, других приоритетов. Представьте, список пустой. Нет страстей и как следствие, нет пороков. Может быть все-таки в избавлении искушений кроется счастье?

     - А давайте вспомним земного классика Гончарова и его произведение «Обломов». Илья Ильич отказался от карьеры, здоровья, любимой женщины, лучшего друга и во что он превратился? В старый поношенный кафтан. В обществе никому не известный, больной, почти одинокий, без статуса и достатка, без полноценной семьи, без друзей, без единомышленников. Погиб, как пишет автор и рано ушел из жизни. Где здесь счастье? Почему бы не прожить земную жизнь долго и продуктивно?

    Пророк продолжал обличать мысли своего собеседника, стараясь не упускать главное. Он поочередно смотрел в монитор компьютера и в глаза гостя.

     - И достичь такого счастья можно посредствам любви, не так ли? Счастье – производная от любви. Ваши же слова!

     - Да и от своих слов я не откажусь!

     - А вы знаете, что такое любовь?

     - А разве вы сейчас не отслеживаете мои философские выводы на эту тему?

     - Отслеживаю, просто хочу узнать, совпадают ли ваши бывшие суждения с сегодняшним определением.

     - В точности повторю, для меня любовь – труд, хотя раньше я считал, что это просто чувства.

     - Заметьте, Дмитрий Юрьевич, это слово сегодня произносят очень редко, а если и говорят об этом, то осторожно, вполголоса, как-то неуверенно. А все потому, что любовь для большинства, действительно телячьи нежности, поэтому бывает неловко объяснятся с дорогим человеком.

      - А что же по-вашему любовь? Чего не хватает в моих суждениях?

      - Уважаемый Дмитрий Юрьевич! Я не буду вас убеждать в обратном и менять ваше представление о деньгах и о счастье в целом, ибо я пророк, а пророк - это посредник между людьми и Богом. Я служу всем и прислушиваюсь к каждой стороне. Пытаюсь понять и принять, и считаю ваше определение любви верным, просто хочу расширить.

      - Объясните.

      - Любовь – это не чувства. Вы правы - это больше труд. Кстати, она может менять форму, переходить в другую плоскость, особенно с возрастом. Любовь – это не страсть, а смирение. Любовь – это не потребность, а ответственность. Любовь – это поступок.

      - Поступок? Поясните.

      - Да поступок, причем бескорыстный. Ведь любовь бесценна! Она не имеет цены, ее не купить. Любовь – это значит помогать, делать что-то полезное своим близким, друзьям, своей стране, а также людям в рамках своей профессиональной деятельности. Отдавать, долго не получая ничего взамен – вот что такое любовь.

     - Допустим, но помогать за заработную плату, разве это бескорыстно? – задал каверзный вопрос собеседник.

     - Должна быть причина. Какую пользу вы несете людям своей страны? Найдите предназначение в своей профессии. Присовокупите к карьере Родину. Преследуйте не только свои желания. Имейте миссию. Миссия – отдает, а мечта – берет.

     - Как это?

     - Понимаете, миссия – это ответственность более высокого порядка, это больше, чем работа. Это не только реализация творческого потенциала и выполнение прямых обязательств. Миссия работу превращает в произведение искусства. Вы вкладываете душу. Обычная деятельность становится не просто источником дохода, но и чередой безвозмездных поступков. Хочется делать больше, чем нужно, хочется делать лучше, чем требуется. Есть история о том, как на строительстве спросили трех мастеров-каменщиков, что они делают. Первый ответил: «Я зарабатываю деньги». Второй сказал: «Я кладу кирпич». А третий с воодушевлением ответил: «Я строю кафедральный собор!» Три каменщика выполняли одну и туже работу. Но только третий мастер был мотивирован предвидением. Он видел не результат, а предназначение своей работы, и поэтому она доставляла ему больше радости.

      - Интересная аналогия. А семья?

      - А что семья? В семье тоже поступок – это ответственность более высокого порядка. Это значит жертвовать собой: своими интересами, временем, здоровьем, служить, отречься от себя - от своего вознаграждения. Безответно заботиться о близких, безвозмездно помогать в домашних делах, бесконечно смиряться с выходками своих домочадцев, проявлять так сказать благородство, пожизненно прощать обиды.

      - Прощать обиды? Еще и пожизненно? Да разве это поступок? Стать посмешищем. Идиотом по Достоевскому, гадким лебедем по Стругацким. Я часто сомневаюсь в этом вопросе и думаю, что все-таки это просто безволие и ограниченность ума.

      - А разве это не требует усилий? А? Принять несправедливость. Это адский духовный труд, сродни насилию над собой. Прощение – это подвиг! Никакая материальная карьера не сравниться с карьерой духовной. Никакое достижение успеха вы не сможете поставить рядом с победой над обидой. Между прочим, прощая, вы еще и мстите обидчику!

      - Как это? В чем же месть?

      - Вы пробуждаете в нем чувства стыда и вины в содеянном. Это конечно добрая месть.

      - Да разве все это возможно?

      - Вы же сами рассуждали с инопланетянами о воспоминаниях - читаю дословно: нужно вспомнить что-то хорошее о человеке, о его достоинствах. Кстати, именно тогда вы сделали вывод, что любовь – это труд, причем умственный. К такому труду еще можно отнести воспоминания о своих недостатках.

      - А если это не помогает, тогда что?

      - Ваш земной автор Лев Толстой писал, кажется в произведение «Война и мир», что есть любовь человеческая – это значит любить за что-то и прощать за что-то и есть любовь Божеская, т.е. любить и прощать просто так. Если не получается прощать человеческой, тогда стоит попробовать Божеской любовью.

       - Это как?

       - Через сострадание, великодушие и милосердие. Ведь люди обижают, потому что чувствуют себя несчастными. Вот об этом надо помнить в момент обиды. Это еще один этап умственного труда.

       - Извините, но мне кажется, среднестатистическому человеку доступна только человеческая любовь. Божеская – это уже профессия. Любить всех просто так, могут только священники или глубоко верующие люди.

       - Вы тоже справитесь, если примите, что люди просто несчастны. Вспомните у Булгакова. Злых людей нет на свете, только несчастливые. Вернее сказать, они считают себя такими, потому что, как вы говорили, не замечают те самые бонусы и подарки от жизни, которые у них уже есть. Да взять хотя бы здоровье -  возможность ходить, сидеть, бегать, плавать, слышать музыку, шум леса, видеть природу, картины. Ведь есть люди, у которых и этого нет, т.е. кому-то еще хуже. Известная правда, которая уже оскомину набила, но об этом почему-то многие все равно забывают. Всегда есть за что зацепиться и почувствовать себя счастливым прямо сейчас: любимые книги, музыка, дорогие сердцу места, любимая работа.

      - Одним словом, познать бытие возможно через небытие. Люди, сравнивая себя с другими, станут счастливее и сделают счастливым окружающий мир, так как исчезнет вражда.

      - Совершенно верно.

      - Выходит, это просто невежество?

      - Скорее слабость характера. Чтобы обнаружить счастье, нужен характер. Чтобы обрести счастье, также нужен характер. Помните, что прощение – подвиг. Благодаря характеру мы неудачи превращаем в успех, зло в добро, страдание в радость. Я это к тому говорю, Дмитрий Юрьевич, что счастье, о котором вы говорили, возможно достичь, только постигая любовь. В этом смысл жизни. Вот истина! Вот к чему надо стремиться. Нужно бороться за свое счастье, учась любить, совершая поступки, проявляя для этого характер. Терпеть! А характер, как известно, это не благодаря, а вопреки! Только так можно приумножить свое счастье и увидеть полноту жизни. Только так можно построить крепкую семью, успешную карьеру, великую страну, дружеские отношения. Для этого повторю, нужно любить близких, друзей, Родину. А Родину может быть через альтруизм, волонтерство, благотворительность. Любить не по страсти, а по самопожертвованию. И вы правильно размышляли о любви, еще будучи на заводе, только не увидели в этом смысл. Для вас любовь была средство, а не цель. Вот, что я хотел донести!

      - Наверное вы правы. Я слышал, что, например, наука о продажах предлагает две формулы для заключения сделок: цель - предложить товар, средство – общение и наоборот: цель – узнать проблемы человека, средство - товар. Последний принцип считается успешным и помогает продавать всегда больше.

      - Закономерно. Мы обсуждали это. Когда ты думаешь только о себе, тобой начинают управлять эгоистичные ценности. Когда о других, твой эгоизм начинает обрастать любовью, теперь: карьера ради людей, здоровье ради людей, самосовершенствование ради людей. Если любовь есть цель, она становится сутью и естественным путеводителем к счастью, многократно превышая удовольствие от личных достижений. И хочу подчеркну, что любовь, построенная только на чувствах и страсти - неустойчива и краткосрочна. Долгосрочная любовь - это поступки, а поступки там, где люди. Чувства нужны, чтобы найти близкого по духу и красоте человека, близкую по духу работу, страну если хотите, а поступки, чтобы любовь сделать самозабвенной и зрелой.

      - Характер, поступки. Выходит, люди всегда будут несчастливы.

      - Почему вы так думаете?

      - Потому что большинство - бесхарактерные.

      - Да, для этого нужно очень сильно захотеть стать счастливым. Мощная мотивация поможет воспитать характер.

      - И что же помогает обрести такую мотивацию?

      - Боль.

      - Боль?

      - Да. Жизнь – это хирург. Она режет в начале по живому, чтобы потом хорошо было.

      - Точно сказано! Жизнь даже рождается в муках.

      - Это вы верно подметили, Дмитрий Юрьевич. Отправная точка для любви и счастья – страдание, которое выражается в разных чувствах: стыда, потери, утраты, неудовлетворения. Нет боли – нет желания. Хотя, конечно, это не панацея. Боль не всегда способствует улучшению, особенно, когда страсть мощнее страдания. Когда личные ценности становиться выше межличностных.

     - Теперь я понимаю трагедию романа Толстого «Анна Каренина». Вронский и Каренина - оба жили по страсти, а не по смирению, по потребности, а не по ответственности. К сожалению, их самовлюбленность оказалась сильнее чувства потери и желания обрести семью. В их списке приоритетов не оказалось места этой достойной ценности. Как тогда спастись от страсти? Где же выход?

     - Хороший пример. А выход – осознанный выбор. Какие ценности преследуете? Личностные или межличностные? Себе или людям? Где сокрыто для вас большое счастье?

     - Понятно. Кстати, а если всего добьешься: построишь успешную карьеру, крепкую семью, надежную дружбу, сильную страну. Что дальше?

     - Вообще-то счастье – это не одноразовое состояние души. Впрочем, ищите любовь в продолжении: во внуках, в новой карьере, в свежих знакомствах, в прогрессе. Человек витальный, пока любит. Когда любовь станет целью, а не средством, мир изменится навсегда.

      - Один мир уже изменился.

      - Что вы имеете в виду?

      - Мой внутренний и за это спасибо пророк.

      - Я рад, что принес вам пользу. В заключении нашей интересной беседы, Дмитрий Юрьевич, хочу озвучить ваши рассуждения с инопланетянами о духовном мире. Собираюсь вас поправить. Так вот, духовным миром правит не справедливость, а все та же любовь! На небесах и на планете Фатум больше любви, чем ненависти. Там и здесь чаще прощают, чем наказывают, там и здесь гораздо больше рая, чем ада.

      - Пророк, я напоследок хотел бы еще кое-что уточнить.

      - Я к вашим услугам.

      - Вы сказали, что не будете менять мое преставление о счастье. Вы думаете об этом иначе?

      - Да.

      - Цель – любовь, а что же для вас средство для счастья?

      - Семья.

      - Это главная ценность?

      - И единственная, -  непреклонно ответил пророк.

      - Почему, – спросил собеседник, изумляясь.

      - Счастья возможно достичь, только постигая любовь, не так ли?

      - Я помню ваши выводы.

      - Чтобы упражняться в любви нужны люди. По-настоящему научиться любить возможно, только в семье. Жена рожает и заботится о детях, муж обеспечивает и воспитывает, помогает в быту и в жизни. Любить – значит давать, счастье – следовательно получать. Любовь к друзьям, к людям на работе и в обществе, не подарят вам столько счастья, сколько любовь к семье.

     - Понимаю. Господь беспокоится о духовном мире, но ведь люди живут еще и в материальном. У Достоевского широк человек, он бы сузил, я бы сейчас расширил.

     - Это ваше право, а вообще-то поделитесь.

     - После нашей беседы, мне теперь кажется, что достаточно двух ценностей для счастья – карьеры духовной и материальной. Такой знаете - дуализм. Не случайно, наверное, у человека две ноги и руки, два глаза и уха. Для духовной карьеры нужна семья, а для материальной – талант. В каждого Господь вложил дар. Человек не может не создавать, не может не творить. Эта потребность всегда будет вылезать наружу. Посмотрите, как выглядит сейчас планета Земля - прогресс во всех сферах. Нужно только найти таланту применение. Дар в совокупности с миссией превратит работу, как вы говорили в настоящие произведение искусства. Талантливая личность принесет еще больше пользы; она подарит людям, своей стране и миру шедевры: потрясающую музыку, картины, книги, изобретения, технологии, архитектуру. Человек должен оставить что-то на земле, как вклад в развитие культуры и техники. Служить Родине и обеспечивать семью через карьеру. Сам участник этого процесса не останется в убытке. Симбиоз таланта и самопожертвования подарит ему в будущем ту самую успешную материальную карьеру, о которой он даже и не мечтал: достаток, статус, признание, известность, может быть друзей, которые по началу были просто партнерами. Самодостаточная любовь к близким, бескорыстная и терпеливая укрепит его семью и наградит спустя время долгосрочными бонусами: надежным тылом, теплом, взаимопониманием, отзывчивостью, уютом. Вот моя мысль.

    - Необычно. Если позволите, добавлю.

    - Пожалуйста.

    - У мужчин и женщин только должны быть приоритеты разные. У женщин семья на первом месте, потом карьера, а у мужчин карьера на первом, потом семья.

    - Согласен. Женщина пусть строит карьеру в свободное от семьи время, а мужчина – наоборот. Ведь сильная половина человечества – кормильцы и добытчики: охотники на мамонтов. Если верить Библии, первые люди не добывали себе хлеб. Господь избавил их от труда. Что тут скажешь – рай; повезло Адаму и Еве. Кстати, пророк, а как вы собираетесь найти Адама? Я гляжу особого спроса на ваше царство подземное нет, что-то не видно очередей здесь.

    - Обязательно будут приземления на нашу планету. В этом районе космических кораблей летает много, а силовое поле простирается на сотни тысяч километров и захватывает обширную территорию. Мы только начали свое существование, а уже двое побывали на ней – вы, да дядя Жора.

     - Но Жора не человек.

     - Ваши друзья тоже, в принципе, не люди, однако их облик схож с человеческим и у каждого из них есть душа и сознание.

     - Эта планета как рыбак, который забрасывает невод для добычи рыбы или как ботаник, который ловит сачком бабочек. Еремей и Диомид не попались в ваши сети по причине отсутствия таковой, хотя они много раз пересекали ваши районы.

      - Конечно им повезло. Планета Фатум во вселенной появилась недавно.

      - А если новые посетители будут отказываться от роли Адама также, как и я?  - спросил досадливо историк.

      - Я уверен, что кто-нибудь захочет обрести бессмертие, - ответил утвердительно пророк.

      - Сомневаюсь. А вообще вернемся к нашим баранам. Короче, ближе к делу. Как мне попасть к друзьям? – переключил разговор собеседник пытливым тоном на тему, которая его беспокоила.

      - Никак, - сказал, как отрезал пророк.

      - Не понял, - зычно среагировал оппонент. – Вы что шутите?

      - Дмитрий Юрьевич, ваши инопланетные друзья затащили вас сюда.

      - Как? Когда? Почему? – почти заверещал гость.

      - Изначально. Вы должны были узнать о смысле жизни, поэтому попали на планету Фатум. Я старательно подвел вас к этому ответу: в начале вы побывали в нашем раю, затем долго беседовали со мной. Зачем им это нужно – я не знаю. Свою работу я сделал. Теперь мы будем ждать их дальнейших распоряжений.

    - Так значит вы знакомы с ними? Они все-таки прилетали сюда?

    - Знаком, но не встречался с ними.

    - Ага. Значит списывались, как со Всевышним.

    - Угадали.

    - Это просто заговор какой-то? Не понимаю. Почему они у вас ищут смысл бытия? Вы что истина в последней инстанции?

     - Выходит так! Только мы знаем, как через смысл жизни прийти к счастью. Разве не этого хотят люди во всей вселенной?

     - Ладно; хорошо. Послушайте, пророк, давайте сами выйдем с ними на связь: по айфону или через ваш компьютер.

      - Нельзя.

      - Да почему же, черт вас дери?

      - Дмитрий Юрьевич, дайте попе сена, пусть пожует. Сходите в наш рай: расслабьтесь, отвлекитесь. Вопросы будете задавать Диомиду и Еремею, а ни мне.

      - Чего я там не видал в вашем раю.

      - Кстати, а откуда у вас айфон? Вы разве его не теряли или не забывали в космической машине?

      - Нет; он всегда был со мной – в кармане халата.

      - Удивительно, ведь карманы, то дырявые.

      - Да идите вы!

Их небольшая перепалка прекратилась. Гость встал с кресла и решил «убить» время, прогуливаясь по залу библиотеки. Он пристально разглядывал антураж и пытался дать оценку проделкам своих друзей. В его голове ураганом проносились разные вопросы: «Зачем им это? Причем здесь смысл жизни? Почему опять я? По какой причине нельзя созвониться?»

      Пророк не обращал внимания на хождения кругами по залу своего гостя; он продолжал сидеть за рабочим столом, увлеченно делая свое дело, умертвляя и направляя земные жизни.

      Долгоиграющие размышления путешественника внезапно увели его за пределы зала; он неосознанно вышел на свежий воздух и увидел перед собой, приземляющийся космический корабль. Он стремглав вернулся в зал; окликнул пророка, испуская при этом порывы изумления.

      Пророк вышел вместе с ним из базилики; они подошли к межгалактическому судну; завязался непродолжительный разговор:

     - Ну, Дмитрий Юрьевич – это за вами – беспилотный корабль.

     - Это они так связались с нами?

     - Выходит так. Без лишней информации – предметно. В добрый путь, путешественник.

     - Страшновато. Пугает неизвестность, – описал свое состояние гость.

     - Не бойтесь. Ваши друзья ждут вас на своей планете и сделают все, чтобы вы благополучно добрались до них.

     - Спасибо пророк. Приятно было познакомиться.

      - Мне тоже. Не забыли в чем смысл бытия?

      - Нет.

      - Тогда не теряйте время - залезайте в корабль.

Они пожали друг другу руки; гость устроился в космическом корабле, и бросая последний взгляд в сторону пророка, тихонько спросил:

      - Может еще свидимся?

      - Может. Пути Господни неисповедимы!

Корабль автоматически закрыл крышку бортового люка и мгновенно улетел в просторы вселенной. Пророк, не оглядываясь, вернулся на свое рабочее место.

 

3.      СОЗИДАР

 

Вот уже показались небоскребы гигантского города в стиле хай тек. Путешественник лицезрел высотные здания из окон своего межгалактического корабля. Они выглядели причудливо и символично – в виде заглавных букв русского алфавита. Все тридцать три небоскреба стояли в шахматном порядке и создавали неповторимый архитектурный комплекс на огромной территории мегаполиса. Они не подпирали облака своими крышами и не уходили в небо – нет; они были среднего роста и поражали другим: восхищали своей загадочностью и причастностью к славянской письменности. Это было торжество русского слова и духа. Историк особо не удивлялся их русской принадлежности, потому что знал, что планета его друзей – это одна большая страна и все говорят здесь на одном и том же родном ему языке. Вместо удивления он испытал другое чувство - гордость за свое отечество: она явственно пробежала по членам его.

     Межгалактическое судно начало снижение. Полет прошел легко и быстро, длился меньше суток. Гость понимал, что летел со сногсшибательной скоростью, т.к. планета его друзей находилась в другой галактике. Системы жизнеобеспечения корабля располагались очень удобно - «под рукой» и на всем пути следования работали исправно. Он восхищался такому техническому прорыву, но был равнодушен; его интересовали больше история и литература.

    Его мысли и чувства по поводу полета выражались сплошным удовольствием и удовлетворением. Корабль на мгновение задержался в воздухе и через минуту начал вертикальное планирование. Пассажир смог разглядеть сквозь иллюминатор посадочную площадку. Какое-то небесное тело, похожее на солнце, сквозь окно межгалактического судна бросалось яркими лучами в его лицо. Скорее всего было утро, потому что термоядерное светило поспешно восходило и ослепляло. Новый день набирал обороты и совсем нескромно расширял свои границы, однако заря стремительно начала таять. Неизвестная звезда поднималась все выше и постепенно скрывалась в океане темного неба. Глубокие черные тучи затягивали небосклон и начинали свисать бездонной пропастью.

   Посадка была мягкой. К сердцу гостя подступило давно забытое им чувство – волнение; он не виделся с инопланетянами уже пару лет, поэтому немного переживал, даже потели руки.

    Уже открывался люк, и он заметил поодаль силуэты Диомида и Еремея. Они стояли снова в темно-синих костюмах, в белых рубашках, при галстуках. Волнение тут же отступило и его грудь наполнилась спокойной радостью.

   Он спустился по трапу и услышал знакомое ему приветствие как всегда в иронической форме:

    - Дмитрий Юрьевич! Вы еще живы?

Это был голос Диомида.

    Восторг, дружелюбие, воспаленные партнерские отношения подтолкнули их к рукопожатию и затяжному объятию друг друга.

     - Как долетели - долгожданный гость? – спросил Еремей.

     - Спасибо! Очень даже неплохо, - торжественно ответил земной друг.

     - Вам еще не надоело бродить в космосе в рваном халате? – посмеивался Диомид, - спугнете все галактики во вселенной.

     - Так вот, хотел подшутить: думал, что это будет для вас смешной сюрприз, да видимо не получилось.

     - Вам это удалось, поверьте, - успокоил Еремей.

     - Добро пожаловать на планету Созидар, - гордо озвучил Диомид.

     - А страна, город имеют названия? - с большим интересом задал вопрос историк.

     - Дмитрий Юрьевич, одна планета, одна страна, один город и все это – Созидар! – решительно ответствовал Диомид.

     - Что-то у меня никак в голове не укладывается. Как это может быть, что на одной планете всего одна страна, а в стране всего один город и говорят на одном языке – русском. Фантасмагория какая-то. Хотя, чему я, собственно, удивляюсь. Мне довилось уже такую фантастику повидать, – вздыхал гость.

Беседу продолжил Еремей:

      - Не загружайтесь. Наши историки до сих пор ломают голову над происхождением, а сейчас это не важно. Важно, что вы здесь, что прилетели к нам и не побоялись посетить нашу планету.

      - Ну, ладно мне песни та петь.

      - Давно вас ждем, - не унимался Еремей.

      - А зачем вы меня ждете? Для какого рожна я вам опять понадобился? Я конечно собирался навестить вас; вы приглашали, а я все тянул, откладывал. Скажу прямо: было лень. Что работу снова хотите мне предложить или у вас что-то случилось?

      - Нет, Дмитрий Юрьевич, ни то, ни другое, - как-то витиевато отвечал Диомид, - здесь другая причина.

      - Пойдемте выпьем кофе, - предложил Еремей.

      - А почему не шампанское? Вы всегда меня встречали с бокалами шампанского. Давайте не будем нарушать традиции, – ерничал землянин.

      - Можно и шампанское! Диомид и я - не против, - восторженно отозвался Еремей.

Все трое направились в сторону небольшого современного здания – это был космопорт. Внутри порта находился кофебар. На улице было пасмурно и прохладно, совсем не так, как в каменной пустыне. До посадки корабля успел пройти дождь. Лужи на бетонной поверхности расположились, как моря и океаны на глобусе. Учитывая, что гость был в тапках, конечно он промочил ноги. В помещение он зашел с абсолютно сырыми ступнями: тапки чавкали и оставляли мокрые следы.

      - Господи, да выбросите вы эти лапти в мусорный ящик, - злился Диомид.

      - И халат, - добавил Еремей.

      - Что же я за столом голый буду сидеть? – возмутился историк.

      - Снимите, хотя бы тапки. Вон ведро для отходов, - продолжал настаивать Диомид.

      - Правильно. Все равно ноги уже сырые и тапки не спасут, - не отставал Еремей, - мы довезем вас до гостиницы. Не переживайте. Вам не придется пешком топать.

Землянин выполнил их просьбу. Сбросил тапки в контейнер и босыми ногами вернулся к столу, который уже был сервирован. Кафе было уютным: везде софиты, мягкая мебель. Друзья расположились возле окна. Отсюда еще можно было видеть: посадочную площадку, межгалактическое судно, погоду на улице. Дождь опять полил как из ведра. Переплетаясь с длинными огненными косами яркой молнии, обильные ручьи закрывали окно кофебара словно занавеской.

    Как известно гость давно познакомился с инопланетянами, но только сейчас он заметил, что они внешне очень похожи на российских киноактеров. Диомид на – Сергея Безрукова, а Еремей на - Дмитрия Дюжева.

     Отвлекаясь от своего видения, он придвинул кресло ближе к столу. Работа органов мозга внезапно сменилась работой органов обоняния. Аппетитные и соблазнительные запахи еды приятно тревожили и щекотали ноздри. Ему предстояло испробовать национальную кухню и насладиться угощениями.

    Диомид крикнул официанта и попросил бутылку шампанского. В момент ожидания аперитива, партнеры по приключениям, перекинулись парой фраз о делах, семье, погоде. Выяснилось, что инопланетяне продолжают собирать энергию прошлого и для ее добычи снова планируют посетить Россию. В России много заброшенных предприятий, а на планете Созидар всего один завод подлежал сносу. Историк молча размышлял и делая выводы, что их планета очень похожа на Землю. Есть атмосфера. Блуждает звезда, которая также согревает, дает свет и выполняет все нужные функции для жизни, как земное Солнце. Есть люди, правда с другим устройством организма, кроме мозга. Небоскребы. Все почти как на Земле. Разница только в том, что это - одна планета, одна страна, один город, один язык, одна культура и не досягаемый пока для землян передовой прогресс в технологиях. Сверхскорости. А также везде роботы. Много роботов, даже официант – робот, который, кстати, уже разливал в бокалы шипучий напиток.

    Через минуту завязался разговор:

     - Ну… за что пьем? – спросил землянин.

     - За встречу конечно, - произнес Еремей.

     - Поехали, - поддержал беседу Диомид.

Друзья осушили бокалы и продолжили рандеву, пускаясь в долгую полемику:

     - Так зачем вам смысл жизни? И… причем здесь я? – настоятельно интересовался земной друг.

      - Закусывайте, закусывайте, а то опять развезет, как тогда на заводе, - забеспокоился Диомид.

      - Не уходите от ответа. Давайте, выкладывайте, - не унимался гость.

      - Еще по одной, - предложил Еремей.

      - Послушайте, ну хватит мне уже зубы заговаривать, ну что вы кота за хвост тянете, - не отступал историк.

      - Успокойтесь, Дмитрий Юрьевич! Мы ничего не тянем и не трогаем ваши зубы - просто есть хочется, - объяснил Диомид.

      - Ладно. Еще по одной, а потом уж будьте любезны. Я что, зря такую дорогу проделал и такие испытания претерпел, - возмущался землянин.

      - Какие испытания? – зацепился вопросом Еремей.

      - Да не важно: обезвоживание, дикая усталость, философские беседы с пророком.

      - Вы любитель пофилософствовать, - отметил Еремей.

      - Довольно! Юмор в сторону, - резко переключил разговор на серьезный лад Диомид.

Партнеры выпили, закусили и Диомид начал усердно отвечать на вопросы. Он видел, что земной друг злиться и выражает недовольство, поэтому не медлил:

       - Зачем мы ищем смысл жизни? Вы же знаете, что я и Еремей пытаемся сделать людей планеты Созидар счастливыми. Это наша профессия. Насыщение памяти наших собратьев энергией прошлого дает неплохие результаты, но это требует больших усилий и трудозатрат: изыскания энергии, ее сбор, транспортировка, облучение мозга этой энергией миллионов людей, работа психологов. Может быть смысл жизни - это кротчайший путь к счастью? Может быть счастлив тот, кто знает смысл своей жизни? А? Как вы думаете, Дмитрий Юрьевич?

     - Возможно. Я пока не могу убедительно ответить.

     - Да! Наверное, нужно сначала узнать в чем смысл? – подчеркнул Диомид.

     - Логично. Скажите, Диомид, - спешил спросить историк, немного отклоняясь от темы, - выходит, что вы пытались узнать смысл бытия у самого Бога, через планету Фатум и его помощника? Я правильно понимаю?

      - Верно понимаете.

      - Но вы же не верите в Бога. Вы утверждали с Еремеем, еще будучи на заводе, что вы атеисты. Почему же вы обратились к пророку, а значит и к всевышнему за помощью?

       - Дмитрий Юрьевич, вы тоже были убежденным атеистом! Не так ли? А потом, почему бы и нет, если есть доступ. Кто знает, может быть это он и есть – настоящий и существующий.

       - У меня, конечно сомнения по этому поводу, учитывая какой он рай построил заново.

       - Это не важно; мы с вами все равно не знаем, как это обетованное место выглядит на самом деле. Надеюсь узнаем когда-нибудь!

       - Не…торопится не надо!

       - Я же говорю когда-нибудь, а не сейчас. Чего вы испугались?

       - Не подготовился еще.

       - Часто бывает без подготовки.

       - Согласен, но предлагаю остановиться. А по поводу рая - вы правы: важнее есть Бог или нет? Кстати, Диомид, раз вы решились обратиться к создателю, значит предполагали или верили, что он существует?

       - Скорее предполагали.

       - Значит вы с Еремеем уже агностики, а не атеисты.

       - Пусть так. А ваши отношения как, Дмитрий Юрьевич? Выросли? Вы теперь агностик или уже верующий?

       - После встречи с бригадиром еще на заводе. После знакомства с пророком, посещения странного рая на планете Фатум, фантастических событий, моей заинтересованности – я все-таки агностик, но уверенный.

       - Это дело надо отметить, - неожиданно выкрикнул Еремей, - за агностицизм!

       - Не надо иронизировать на эту тему, Еремей, - попросил гость.

       - Хорошо не буду, честное пионерское!

Друзья вернулись к завтраку. Пили шампанское и закусывали. За окном их взору открывались те же виды: космический корабль на площадке, пасмурная погода, лужи. Дождь перестал лить только через час. На бетонную поверхность следом опустился белый туман, застилая обзор плотной пеленой. Грустная картина за стеклом никак не отражалась на их настроении, не разрушало уют и не мешала предметному диалогу. Землянин продолжил серию вопросов:

     - Почему вы сами не отправились на планету Фатум, а послали меня?

     - Помешала ваша рука, - ответил Еремей.

     - В смысле?

     - Отпечаток вашей руки в камне.

     - Не понимаю. О чем вы?

     - Дмитрий Юрьевич, у нашей планеты есть спутник. Он не похож на вашу Луну и выглядит ни как небесный объект в виде шара, а как летающий остров с густой растительностью и животным миром.

      - И?

      - Мы получили сигнал оттуда. На айфон Диомида пришло странное сообщение. Диомид покажи.

Инопланетянин достал айфон и открыл переписку: Удачный Дмитрий Юрьевич, Земля, смысл, Фатум, пророк.

      - Что это все значит?

      - Слушайте дальше. Мы полетели туда, нашли по навигатору источник сигнала. В лесу, в небольшом овраге, возле глубокого озера, мы обнаружили ЭВМ в каменной оболочке. Мы предположили, что - это мозг острова, система контроля над жизнью всей летающей суши. Зачем он здесь, как он работает, откуда появился - мы не знаем до сих пор.

      - Ну… и что потом?

      - Мы увидели, что в серый громоздкий камень были встроены: клавиатура, небольшой монитор и самое интересное - отпечаток вашей руки.

      - Почему вы решили, что это мой отпечаток?

      - Потому что рядом были выбиты ваши инициалы. Точнее, полная информация о вас: фамилия, имя, отчество, место жительства.

      - Как это может быть?

      - Откуда мы знаем?

      - Хорошо, что после этого?

      - Мы с Диомидом на клавиатуре набрали запрос и монитор выдал расшифровку: Удачный Дмитрий Юрьевич с планеты Земля должен узнать смысл бытия на планете Фатум у пророка. Отобразить смысл на экране монитора, предварительно подтверждая личность, влагая руку в оттиск. Это поможет людям Созидар. (Диомид продолжал показывать текст) Как, это поможет нашей планете, разъяснений мы не получили. Все. Учитывая, что мы с Диомидом занимаемся вопросами счастья, подумали, что это касается именно этой темы. Вот. Затем в центре управления космических полетов мы узнали координаты планеты Фатум. Выяснили, что эту планету курирует, якобы, сам Господь через своего помощника. Так мы вышли на пророка. Потом запрограммировали ваш космический корабль на дистанцию от планеты Земля до магнитной воронки планеты Фатум. В воронке ваше сознание отключилось. Что было дальше вы знаете.

     - Не догоняю, какое я имею к этому всему отношение?

     - Может быть вы мессия, Дмитрий Юрьевич? – аккуратно добавил Диомид.

     - Здрасьте, приехали. Теперь я еще и Иисус Христос. То из меня Адама хотели сделать, теперь… Не хочу я играть роль святого, не смогу, – вспылил историк.

     - А причем здесь Адам?

     - Это долгая история.

     - Ну так расскажите.

     - Так может быть я лучше расскажу вам: в чем смысл жизни. Вы же за этим меня посылали.

     - Нет. Сейчас нельзя. Вы же читали расшифровку: отобразить смысл на экране монитора, предварительно подтверждая личность, влагая руку в оттиск. Так и поступим. Не будем рисковать. Неизвестно, чем может обернутся нарушение этого правила. Все узнаем на месте.

      - У меня скоро крыша поедет от всего этого ужаса.

      - Какая крыша?

      - Что у вас так не выражаются, что ли? Это значит – чокнусь.

      - Не сейчас, пожалуйста. Давайте сначала побываем на спутнике.

      - А когда вы планируете трансфер на остров?

      - Пока не знаю. Возможно завтра.

      - А сегодня?

      - А сегодня: поведайте-ка нам о ваших приключениях на планете Фатум. Про Адама расскажите.

      - Тогда давайте еще шампанского.

      - С удовольствием. Любезный еще бутылочку! – крикнул Диомид роботу.

      - Да, кстати Диомид, пока я не начал свое повествование, скажите: а почему нельзя было вам позвонить с планеты судеб?

      - Почему нельзя?

      - Пророк запретил.

      - Это он пошутил. На самом деле он знал, что за вами прилетит космический корабль. Скорее всего он не хотел тратить время и силы на объяснения.

      - Шутник … тоже мне. Ладно вздрогнули.

В итоге рандеву имело продолжение. Необузданно лилось шампанское и речи. Завтрак перешел в обед, а обед плавно в ужин. Только в двенадцать ночи им принесли кофе. В двенадцать тридцать аэромобиль отвез землянина в гостиницу.

      Лифт остановился напротив его апартаментов. Он вошел внутрь. Вид из панорамных окон отеля был превосходный. Мегаполис открывался как на ладони. Историк, всматриваясь вдаль, зацепил боковым зрением какую-то пристройку на весу. Небольшая наружная комната торчала как отдельное строение и еще больше усиливала ощущения грандиозности. Архитектурный замысел удивлял - скромный бар свисал пропастью на огромной высоте небоскреба и за счет сплошных прозрачных стекол делал этот мир еще ближе. Он как будто выталкивал посетителя в воздушное пространство, но человек не падал, а зависал в воздухе. Историк использовал эту возможность: он вошел в бар и посидел немного на стуле, словно в модуле колеса обозрения, которое остановилось на время. Он видел, как сполохи огней от рекламных бегущих строк и мониторов, иллюминация от разноцветных гирлянд и фонарей, делали ночь беспомощной: они обезоруживали ее темные силы и превращали уныние в праздник. «В принципе, ничего необычного, - размышлял гость, - как Москва Сити, Нью-Йорк, Шанхай. А в кино я видел бассейн на весу огромного небоскреба». Что поражало его на самом деле - это аэромобили, которые перемещались по воздуху примерно в метрах трех от поверхности. Светомузыка огней от их маленьких фар многократно украшали облик города. «Надо же, прямо как в кино – «Назад в будущее», - вспомнил землянин.

      Он больше не пил и не ел. Гость понимал и чувствовал, что достаточно. Покидая бар, слегка качаясь из стороны в сторону, он вернулся в большую комнату номера. С трудом снимая халат и небрежно бросая его на пол, он попытался найти санитарную комнату. Посетив ее, землянин рухнул ничком на широкую кровать и заснул крепким сном.

       Его разбудил робот. Приятное пение птиц доносилось из его встроенных динамиков. «Господи, откуда ты взялся?» - злился землянин, потирая кулаками, сонные глаза. Не спеша приподнимаясь с постели и освобождаясь от глазной слизи, он посмотрел в сторону робота. Андроид стоял возле кровати и наблюдал за гостем. Вместо глаз в его голову был встроен монитор. Историк обратил внимание на информацию, которая отображалась на плазменном его экране: «Дмитрий Юрьевич, доброе утро! Вас ждут: спа-процедуры, костюм, завтрак с друзьями на сотом этаже отеля. Следуйте за мной».

     - Куда это за мной? – неравнодушно спросил историк.

Робот общался молча - через монитор. Ответ последовал незамедлительно. Землянин прочитал сообщение: в спа-салон. Он не торопясь слез с кровати и последовал за андроидом. Далеко идти не пришлось, т.к. процедурная комната находилась в номере.

     Роботы окружили его со всех сторон. Ему пришлось испытать на себе: банные процедуры, массаж тела, ароматерапию, косметологические услуги – стандартный набор сервиса для тела и отдыха. На земле ему не доводилось посещать заведения подобного рода, а уж тем более в присутствии нелюдей, поэтому он почувствовал в начале даже небольшой стресс. Однако постепенно, в процессе экстатичной терапии, он почувствовал состояние блаженства.

     Далее, робот - кельнер предложил ему на выбор пять-шесть костюмов, три – четыре пары ботинок, несколько галстуков и белую рубашку. Историк выбрал костюм темно-синего цвета, как у инопланетян. «Люди в черном», - подумалось ему. После примерки одежды, андроид проводил его до ресторана.

     Ресторан находился на крыше здания, совершенно открытый. Только высокие прозрачные пластиковые ограждения из прочного материала торчали по бокам и немножко закрывали панораму. Они защищали людей от случайного падения и сильного ветра. Находиться на такой крыше было вполне безопасно. Диомид и Еремей уже сидели за столом.

     - О, Дмитрий Юрьевич, да вы теперь человек! – шутливо глумился Диомид.

     - Доброе утро, землянин! – подхватил иронию Еремей.

     - Доброе! Вообще-то я и был человек, - улыбаясь, отреагировал историк.

     - В рваном халате не очень, - подчеркнул Еремей.

     - Как спалось? – спросил Диомид.

     - Великолепно.

     - Голова не болит? – побеспокоился Еремей.

     - На удивление - нет!

     - Присаживайтесь. Будем завтракать, - вежливо пригласил к столу Диомид.

Земной друг приземлился в мягкое кресло, поправляя галстук и стягивая белую рубашку из-под рукавов пиджака.

     - Вам идет этот костюм. Настоящий филантроп, - учтиво оценил Еремей.

     - Спасибо. Благодаря вам. Благодаря денежному дереву.

     - Семена еще остались? - поинтересовался Диомид.

     - Осталось несколько штук. Мне пока хватит. Кстати, Диомид я хотел спросить вас с Еремеем: вы собираете энергию прошлого, как предприниматели или как госслужащие?

      - Это социальный заказ, поэтому наш труд оплачивает государство, - ответил Диомид.

      - Понято.

      - Дмитрий, Юрьевич. Давайте завтракать, а то кофе остынет, - остановил разговор Еремей.

Друзья погрузились в трапезу. Первый раз, со дня их встречи, они ели молча. Это получилось непроизвольно. Каждый ушел в свои мысли.

     Как сказали бы на планете Земля: погода в этот день была солнечной. Над головами друзей, раскинулось шатром, голубое чистое небо. Теплый ветер приятно прикасался к их щекам и лобзал их волосы. Горячие лучи напирали на глаза. Хотелось на время прикрыть веки и отключиться от реальности. Все это, а еще безупречная еда, застолье на крыше небоскреба - приводили их тела в состояние полета.

      Старт на лесной остров был назначен на следующее утро. Землянина, после завтрака, планировали забрать с гостиницы и отвезти в космопорт. Сегодня Диомид и Еремей предложили ему посетить местный зоопарк, планетарий, парк досуга, обзорную экскурсию по городу и многое другое. Историк отказался от развлечений, высказывая друзьям свою мысль: что он уже не ребенок. Однако согласился на обзорную прогулку. Он вспомнил, что их город – это один мегаполис, одна страна, одна планета и все в одном «лице». Ему было интересно посмотреть и узнать, как это все это выглядит на самом деле.

   Странной и необычной представилась ему планета Созидар. Он успел разглядеть в окне летной машины: гигантский промышленный комплекс, небоскребы, крупные парки с фонтанами и водоемами, аэромобили, аэропоезда. Инопланетяне объяснили ему, что промышленный кластер обеспечивает планету всеми потребностями - от товаров первой необходимости до бытовой и промышленной техники.

       Историк отметил, что на планете отсутствовали: лесные массивы, реки, моря, океаны. Кругом редколесье и неглубокие водоемы.

             - Как же вы отдыхаете от мирской суеты? Где восстанавливаетесь? - задавал вопросы своим коллегам землянин. - Может быть поэтому спутник вашей планеты – остров, поросший густым лесом?

      Инопланетяне растолковали ему, что действительно природы не хватает для отдохновения и именно по этой причине здесь утро принято начинать со спа-процедур - с релакса. А в парках отдыха, для этой цели, предусмотрены аренды небольших коттеджей с приусадебными участками и с искусственными прудами. Лесной остров не мог спасти ситуацию. Это был спутник и заповедник одновременно. Пребывание там людей, без разрешения спецслужб, как оказалось, было запрещено.

     Облет планеты закончился обедом. Партнеры снова пили и закусывали. После угощения, историк вернулся в номер гостиницы и завалился в кровать. Устав от впечатлений, он уснул и спал сладко несколько часов. Перед ужином друзья настроили ему видеосвязь с родными. Плазма большой диагонали висела напротив его постели, поэтому разговаривать с близкими было очень удобно. Дома было все хорошо. Вдаваться в подробности по поводу планеты Фатум, рая, пророка - историк не стал. Общими фразами он выразил свои ощущения и пообещал рассказать все детали уже при встрече.

     Ужин прошел при свечах. В этот раз играла музыка. Инопланетяне выслушали отзывы гостя о своей планете. Они были чрезвычайно лестны. Друзья много говорили, многое вспоминали. За беседой время пролетело быстро и вот уже начали суетиться роботы; андроиды-официанты убирали столы. Понимая, что вечер подходит к концу, и что завтра ему предстоит выполнить ответственное задание, историк начал немного переживать. Он все пытался понять: «Почему он? Зачем все это?» Но не находил ответа.

      - Ну, Дмитрий Юрьевич! Пора отдыхать. Завтра у нас миссия, а вы может быть мессия, кто знает! – как всегда шутил Диомид, вставая из-за стола.

      - Да, спокойно ночи, Дмитрий Юрьевич…до завтра, - попрощался Еремей, тоже покидая свое место. Уходя, он дружелюбно постучал рукой по плечу землянина.

      - Спокойной ночи, - угрюмо ответил историк.

      - Да, кстати, форма одежды - парадная, - крикнул Диомид в спину гостю, и они исчезли.