134

Виктор Зилов

Петербург 2020. Зомби-апокалипсис

Глава 8

  • Петербург 2020. Зомби-апокалипсис
    Глава 8
    Виктор Зилов
    Петербург 2020. Зомби-апокалипсис  | Виктор Зилов

    Виктор Зилов Петербург 2020. Зомби-апокалипсис

    Приобрести произведение напрямую у автора на Цифровой Витрине. Скачать бесплатно.





Читать бесплатно ознакомительный фрагмент книги Петербург 2020. Зомби-апокалипсис

Петербург 2020. Зомби-апокалипсис

После разговора с Максом мы еще немного побродили по магазину в поисках чего-нибудь “вкусненького”, как говорила Маринка. Хотелось хорошей выпивки. Джемесон оказался паленый, Джони Уокер тоже. Нашлась коробка приличного Бифитера для меня и три коробки Мартини для Маринки. Она моя жена, но мы все мало пользуемся прежними именами, которые ассоциируются со старым, безвозвратно ушедшим в никуда, временем, поэтому остальные называют ее Шмарой. Взяв по три бутылки на три дня, остальное мы спрятали в подсобке. Маловероятно, что сюда зайдут живые, но береженого, как говориться, Бог бережет.

Вот Сэма мы здесь недавно нашли в невменяемом состоянии. “Подарочек” такой нам пришел. Пришел и выжрал весь хороший виски, гад. А еще засрал все туалеты так, что вонь стоит на всю “Карусель”. До сих пор я на него за это злюсь. Правда, здесь вони хватает и от протухших, уже давно сгнивших рыбы и овощей, но говно добавляет “острые нотки” в царящее амбре. Нам повезло, что магазин работал не круглосуточно, поэтому уже на второй день апокалипсиса, прокравшись к магазину, мы удачно заперли на ключ четверых зомбаков, которые до заражения были охранниками, и в ту ночь все вместе что-то смотрели по телевизору в своей каморке.

Вообще механизм заражения зомби-вирусом мы с Маринкой не поняли. Как все могло произойти за одну ночь, и почему мы не заразилась, нам было не понятно. Самое скверное, что почти сразу рубанулось электричество, и, естественно, интернет. Свет выключился примерно в четыре утра. Я и Маринка как раз работали, закрывали “хвост” перед нашими голландцами. Поэтому сейчас мы можем только строить догадки о том, что случилось на самом деле, и обсуждать их с Морой, Сэмом, Максом. Вся наша немногочисленная община сходится во мнении, что случилась жуткая эпидемия. Мы не сильны в медицинских терминах, поэтому считаем, как это показывали в фильмах, причиной всему явился какой-то вирус, который превратил людей в зомби. Но на самом деле, нам похрену из-за чего случился этот гребанный зомби-апокалипсис. Прикольно, что людей нет, и можно делать все, что хочется. Я теперь люблю погонять на Хаммере соседа. Бедолага озомбился прямо у себя в сортире, мне пришлось снести ему башку лопатой, когда я зашел взять ключи. Иногда мы с девками “ездим за покупками”, как мы это называем, в “Мегу-Парнас”. Там, конечно, опасно, но не из-за зомби, которых совсем немного, а из-за живых любителей халявы, которых мне пришлось пару раз отправлять к праотцам, в связи с их чрезмерно активной жизненной позицией, выраженной в неудержимой жадности. Счастливо доставшийся арсенал ближайшего отделения полиции, вовремя перевезенный с Культурки к нам на базу, сделал меня мало восприимчивым к чужим потребностям, тем более претензиям. Мне доставляет удовольствие всадить пулю в живот невоспитанным говнюкам, запереть их в каком-нибудь помещении, и отправиться на шоппинг по моллу, по завершении которого вернуться к уже вполне оформившимся зомби и немного поиграть с ними, уворачиваясь и отрубая мачете их конечности одну за другой пока мертвое тело не лишится последнего своего члена. Все-таки два года занятий кэндо в детстве заложили во мне неплохую основу владения мечом. Я получаю удовольствие, вспоминая технику и оттачивая мастерство на движущемся материале. Я не садист и не псих, я не ищу специально людей, чтобы убить, или зомби, чтобы покрошить, мне просто неприятно, что попадаются такие вот жадные, злые говнюки, которые и раньше мне мешали жить, но тогда их нельзя было тронуть, а теперь я волен сам наказывать их за пороки. Свобода, которая раскрыла мне свои объятия, вручила, так сказать, меч и право решать судьбу людей, основанное на врожденном чувстве справедливости. Если излагать не так заумно, как любили говорить в родном “Военмехе”, теперь я могу казнить и миловать по своему усмотрению. Воистину, за такой дар мне надо благодарить зомби-вирус. Две молодые женщины,  доступные в любое время по моему желанию, жратва, выпивка, машины и любые квартиры, дома, какие мне понравятся потенциально уже принадлежат мне.

За время пока мы ходили по магазину, я успел один раз трахнуть Маринку, и один раз Мору, причем Мору я взял на кассе, воспользовавшись презиками для жесткого секса. Я толком не знаю кто она, поэтому применяю меры предосторожности. Мора высокая, стройная, сексуальная, сразу, понравилась мне. По какой-то причине она ничего не говорила о себе, но меня мало интересовало ее прошлое, меня интересовал только секс и выпивка. Маринка ревнует меня к ней, но сделать ничего не может, поэтому зло предпочитает срывать на Сэме и Максе. В момент, когда я развлекался с Морой, включилась рация, и дикий крик Макса разнесся по пустому магазину.

- Бля, - выругался я, выключая рацию. - На самом интересном месте.

- Алекс, что там?! - отозвалась откуда-то из рядов с хозяйственными товарами Маринка.

- Не знаю, связь прервалась! - соврал я. - Сейчас попробую связаться!

Мне нужна была еще минута.

Мора равнодушно застегнула джинсы, и пошла в отдел с шоколадками. Я попробовал вызвать Макса, но никто не отзывался. Подошла Маринка.

- Что там у них? - Она неприязненно смотрела в сторону, куда ушла Мора.

- Ты про Сэма с Алексом? Не знаю. Теперь они молчат.

- Пока ты развлекался, я посмотрела что происходит на улице. Там, между прочим, навалом зомбиков. Они все идут по направлению к нашему дому. Руднева вся запружена ими. Может зомби напали, а наши защищаются?

- Как они могут напасть? Стоять перед забором и митинговать? Марин, ты сама понимаешь, что это херня? Вот если напали живые челы, тогда плохо. Но наши все время на стреме, да и зомбаков кругом полно, живые не полезут.

- А чего тогда Макс орал?

- Может набухались суки уже?

- Не похоже это на Макса. Он какой угодно урод, но не бухарик.

- Знаешь, после этой его утраты, он реально дикий стал. Если бы нам не нужен был пятый человек, давно бы его обтесал.

- Тебе теперь только трахаться и людей убивать. Ты совсем крышей поехал. Кто еще из вас дикий…

- Вот сейчас, Марин, обидно прозвучало. Я же не для себя стараюсь, мастерство оттачиваю, я пытаюсь научиться вас защищать.

- Саша, ты меня слышал? Там, - Маринка махнула в сторону нашей базы, - полно зомбиков. Ребята на связь не выходят. Что ты, блядь, собираешься делать, самурай хренов?!

- Тихо! - Мой крик зазвенел в жестяных вентиляционных трубах, ветвящихся под потолком. - Че ты предлагаешь, идти сейчас туда? Нас сожрут мгновенно, и ты это прекрасно знаешь. Тогда зачем ты волну гонишь?!

Меня реально трясло от Маринкиного наезда. Я понимал, что это обычная бабская ревность, но теперь правила изменились. Вокруг ходят живые мертвецы, и мне не надо изображать из себя моногамного самца-неудачника, который извиняется, когда ему в трамвае наступают на ногу.

- Сейчас я посмотрю, что происходит на улице, и приму решение что нам делать дальше, - сбавив тон, примирительно предложил я.

- Иди, смотри, - тоже понизив голос, ответила Маринка.

За стеклом лежал мокрый от непрерывно идущего дождя перекресток улицы Руднева и Просвета, через который зомби шли к нашему дому. Они как всегда смешно двигались в стиле “робот Вернер” из фильма “Гостьи из будущего”. Одно меня озадачило: они явно чувствовали присутствие человека, но проходили мимо. Я вернулся к кассам. Маринка и Мора ждали меня, деловито сортируя и раскладывая добытые припасы в три желтые рюкзака-термосы с логотипами “Яндекс-еды”.

- Ничего не понимаю. Их дохера, и все они целенаправленно идут к нашему дому.

- Я тоже такого никогда не видела, - подтвердила Маринка.

- Ну и нахера тогда собирать этот хавчик, если мы не сможем в ближайшее время пройти на базу?

- Ты пацанов попробуй еще раз вызвать, - Маринка продолжала складывать пакеты, банки.

Я включил рацию и минут пять безуспешно вызывал Макса и Сэма.

- Похоже там все…, - без особого сожаления произнес я.

- Тогда надо идти в Озерки, - неожиданно подала голос обычно молчавшая Мора.

- Чего это? - удивился я.

- Там есть много хорошо укрепленных домов с крепкими высокими заборами и системами автономного жизнеобеспечения. Через месяц в этих железобетонных джунглях невозможно будет жить, холод выгонит нас.

- Откуда ты знаешь? - Маринка злилась.

- Про холода? - С иронией спросила Мора.

- Про “укрепленные дома”, и с чего ты взяла, что там никого нет? - опередив и упредив крупную ссору, спросил я. Меня заинтересовала идея Моры.

- Я пришла из одного такого дома.

- И где его хозяева?

- Родители были в Италии, и скорее всего я их уже никогда не увижу, а охранники и экономка до сих, наверное, бродят по дому и территории клацая зубами, - она невесело усмехнулась. - Еле успела сбежать.

- Ты богатенькая невеста оказывается, - констатировала Маринка.

- В прошлой жизни, в прошлой жизни. Короче, - Мора вскинула голову и посмотрела на нас, - идете или нет?

- Ты ставишь нам какие-то условия, или приказываешь, десять минут назад ты так не говорила? - Я немного напрягся.

- Десять минут назад она молчала, пока ты имел ее, а теперь, видишь, умничает.

- Я не умничаю, и ничего не приказываю, а лишь излагаю наиболее рациональный план действий. Втроем добраться до дома гораздо проще.

- Я не хочу идти в дом к этой шалаве, - зло проговорила Маринка. - Я вообще не хочу тебя больше видеть, поняла?! - Она готова была кинуться на Мору. - А ты че молчишь?! - Маринка повернулась ко мне.

Если честно, меня устраивала нынешняя ситуация, поэтому я хотел согласиться с предложением Моры. Когда я задумывался о своем будущем, то мне всегда становилось тошно от безысходности, ждущей меня впереди. Жизнь без интернета и игр в чистом виде не сильно интересовала меня, несмотря на секс и выпивку. Отсутствие возможности онлайн общения с интернет-друзьями сильно ломало меня. Та справедливая степень жесткости к другим людям, которая возникала у меня каждый раз, когда я встречал посторонних, в том числе происходила из-за отсутствия онлайн общения. Посторонние всегда мешали мне жить. Как-то в школе в пятом классе, когда я смертельно рассорился со своим единственным другом, наша классная сказала мне, что я мизантроп и социопат. Я не знал значения этих слов, и придя домой спросил у мамы. Тогда мне стало понятно почему у меня был единственный друг, которого в итоге я и потерял. Подавляющее большинство встречавшихся мне людей вызывали во мне физическое  отвращение. С Маринкой получилось по-другому. Наверное, потому что мы оба социопаты, и потому что мы сексуально вполне удовлетворяли друг друга пока…, пока не появилась Мора.

Я достал ментовской макаров и выстрелил Маринке в сердце. Не хотелось портить ей лицо, не хотелось слушать ее визги. Короче, Маринка осела на пол с удивленно-злобным взглядом. Ее глаза остекленели, уставившись куда-то мне пах.

- Ну и нахер ты ее кончил? - Мора недоуменно смотрела на меня.

- Достала, сука, устал я от нее. А че нам с тобой будет скучно вдвоем?

Мора посмотрела на меня с плохо скрываемым презрением.

- Идиот, что ты натворил?

- Ну ладно тебе. Сказал же уже. Теперь только ты и я. Теперь тебе не надо делить меня ни с кем.

Мора криво усмехнулась, взглядом показала на рюкзак и приказала:

- Бери и пошли, пока зомби опять не появились.

Если честно, то мне не понравилась ее интонация. Мора сразу изменилась. Ее походка стала твердой, а рот жестче.

“Может зря я так резко все решил? Все-таки конкуренция вещь хорошая”.

Я надел рюкзак. Два других остались стоять на черной ленте, где я недавно трахал Мору.

- Ты чего, не возьмешь рюкзак? - Озадаченный, я посмотрел на свою женщину, которая, похоже, решила быстренько сделать из меня своего ординарца.

- Алекс, - смягчив голос, почти ласково произнесла Мора, - зачем нам так много еды? У нас дома полно всякой жратвы и выпивки, одного рюкзачка нам вполне хватит, чтобы добраться до него. Не сердись, котик.

- По-хорошему надо бы за оружием сходить, но это сейчас, я так понимаю, нереально. Ладно, найдем другую ментуру.

Мора подошла и заглянула в глаза. Ее взгляд скользнул по моим губам, затем, обняв за шею, она страстно поцеловала меня. Я сделал движение, чтобы сбросить рюкзак, но Мора остановила меня.

- Потом, Алекс, потом. Давай дойдем, а там все будет опять. И…, одного рюкзака правда достаточно.

На улице действительно зомбаков не было видно. Дождливая ленивая тишина мягко обнимала все вокруг. Со стороны дома доносились неясные звуки. Просвет в обе стороны широко и пусто чернел асфальтом. С противоположной стороны проспекта темно нависала громада знаменитого лэковского жилого недостроя, возведенного на месте недостроенной же кардиоклиники, пугавшей людей своим огромным черным остовом на протяжении лет тридцати. Маленький на фоне дома красный трамвай застыл по направлению к Выборгскому шоссе. Его стекла, изнутри сильно заляпанные зомби-кассиром, который настойчиво и безуспешно пытался выйти из окна задней площадки, снаружи серели пылью с вертикальными подтеками дождя, и обреченно говорили о том, как быстро приходит мерзость запустения.

Хорошо подогнанный рюкзак почти не давил на плечи. Шлось легко, хотя два АКМа висело у меня на шее, постоянно звякая друг об друга. Макар болтался на бедре, грозно демонстрируя свою рукоять из кобуры. Любимое мачете я нес в руках.

- Тебе Шмару не жалко? - спросила Мора, когда мы проходили перекресток Просвета и Художников.

- Да ну. Смотри сколько зомбаков вокруг, сейчас она уже тоже такая же.

- Не боишься, что рано или поздно вы с ней встретитесь?

- И что?

- Я имею в виду не здесь, а там, где мы все встречаемся.

- Херня все это. Зомбаки просто ходячие живые трупы, куски мертвой плоти. Я не верю во всю эту хрень про душу, загробную жизнь и все такое.

- Понятно. А я, увидев первого зомбака, поверила в загробную жизнь.

- Ты лучше мне скажи почему ничего не рассказывала о себе?

Мора молча продолжала идти вперед не обращая внимания на мой вопрос.

- Оглохла что ли?

- Тебе это не обязательно знать.

Мне захотелось ее сильно ударить за такую дерзость, но я сдержался, несмотря на кровь прилившую в голову, и стучавшую теперь тяжелым молотом в виски.

- Слушай, может быть тебе напомнить кто здесь от кого зависит, и кто кому должен отвечать на вопросы? Мора, ты вот сейчас начинаешь меня слегонца бесить. Скажи почему ты не рассказывала раньше о своем богатстве?

- Во-первых, для чистоты отношений, я привыкла скрывать от посторонних эту причину для общения со мной. Во-вторых, какое сейчас “богатство”, ты, Сашенька, совсем безмозглый программер, зацикленный на своих компьютерных кодах и играх понимаешь что спрашиваешь? Что такое “богатство” в твоем понимании: большой дом, роллс-ройс, бриллиантовое ожерелье и вилла на лазурке?

- Типа того, - я пожал своими стесненными лямками плечами. - А что неверно в такой модели?

- А то, - Мора перешла на возмущенный громкий шепот, - ты, придурок, никогда не понимал что такое настоящее богатство, и теперь всё равно этого не понимаешь, видимо потому что содержание понятия “богатство” пронеслось со сто восьмидесятого мимо твоего четвертого этажа на нулевой, и ты не успел понять, как все поменялось. Тогда, до апокалипсиса, богатство являлось отражением твоих возможностей в иерархии бывшего государства под названием Россия. Да и в мире тоже, - немного подумав, ответила Мора.

- Если честно, то я ничего не понял, - признался я.

- Че тут непонятного? Имел должность - имел бабки, не имел должности - не имел бабок. Но бабки всегда были только косвенным подтверждением твоего богатства, которое заключалось, на самом деле, в степени влияния на разных людей и события. Чем более высокое положение занимали люди, и чем большее влияние ты мог оказать на них, тем богаче ты был. Короче, мой отец никогда не был богатым человеком. С некоторыми деньгами - да, но не более. Вот сейчас ведь богатство это набор возможностей для выживания. Сегодня не на кого влиять и не надо ничего покупать. Наличные деньги превратились в бумагу, а электронные просто исчезли.

- Да ты философ, детка, - попробовал я пошутить, но Мора только фыркнула в ответ.

- Хотя по нынешним временам кое-какое богатство у меня есть. Автономность на полгода-год дорогого стоит.

- И не только автономность, - я с удовольствием посмотрел на ее ноги и грудь. - Полгода расслабленного и непринужденного удовольствия вещь по нынешним временам ценная, стоящая, пожалуй, целого боевого арсенала.

Мора опять хмыкнула и посмотрела назад. Ее лицо буквально вытянулось. Я повернулся посмотреть, что ее так напугало. Возле Карусели чернела толпа, которая постоянно увеличивалась. Зомби выходили с Руднева от нашей базы и шли за нами. Мы уже дошли до улицы Есенина и наша фора позволяла не спеша идти до Среднего озера, на берегу которого, собственно, и находился дом родителей Моры. Но это работало бы в том случае, если бы мы нигде по дороге не встретили мертвых друзей тех, которые шли за нами, что само по себе маловероятно, поэтому нам пришлось ускорить шаг, периодически переходя на мелкую трусцу. Дождик продолжал моросить, по-тихоньку взращивая в щелях и ямах давно не ремонтируемого Просвета пока еще небольшие лужицы. Мы шли посередине проспекта по трамвайным путям, отслеживая любое движение вокруг нас. Дурацкие вороны летали над толпой зомби,  садясь им на головы, и выклевывая глаза. Однако, безглазые мертвецы, подчиняясь своему внутреннему инстинкту, шли не замечая этого дальше. Я наблюдал эту картину уже не раз. Но самое отвратительное было не это, а то, что периодически отлетая от своей ходячей добычи, они подлетали к нам, и пикируя с высоты, как бы с ревностью указывали мертвецам на двух живых, которые тоже должны как можно скорее стать пищей. Странно, что нигде не было видно чаек. Возможно они пировали вблизи прибрежной полосы, где им хватало еды на несколько месяцев. Возможно.

Откуда-то со стороны уже близкого метро послышался вой мощного мотора, работающего на форсированных оборотах, и гулкое буханье сабвуфера. На мгновение на перекрестке Энгельса и Просвета показался огромный черный Субурбан, который с ревом пронесся и тут же скрылся в южном направлении, оставив после себя замирающее эхо пугливо мечущееся между домов.

- Вот люди развлекаются, - немного завистливо проговорила Мора.

- Из Меги едут наверное. Повезло им, что меня там сегодня не было.

- А может тебе?

- Мора, мы только полчаса вдвоем, а ты меня уже начинаешь все больше и больше раздражать. Попытайся переломить этот тренд, иначе мне придется тебя наказать.

- Ладно, ладно, - примирительно подняв руки вверх, сказала она. - Нам надо поторопиться. Зомбаки же так просто не отстанут, - Мора кивком показала на толпу, которая по мере приближения уже начинала приобретать неприятную разноликость и пестроту.

Не знаю почему, возможно из-за неожиданно пронесшейся мимо чужой, бурно проживаемой человеческой жизни, я вдруг очень захотел Мору.  Мне показалось, что сейчас я упускаю нечто важное, что-то, что дает смысл всему нашему безумному существованию. Мора шла впереди, природно-грациозно качая бедрами, переставляя длинные аппетитные ножки. Дикое желание захлестнуло меня, но инстинкт самосохранения толкал в спину, подгоняя. Я заметил как с противоположных сторон проспекта нам наперерез выдвинулись две группы зомби. Их синхронность несколько насторожила меня, но зная чуткую слабость зомби к живым людям, не удивила. Мерзкие вороны галдя низко кружили у нас над головами. Не выдержав их криков, я, не снимая автомата с шеи, дал по ним короткую очередь. Одна ворона, сначала отброшенная пулей вверх, растопырив свои черные крылья упала нам под ноги.

- Достали, падлы, - зло выругался я.

- Саша, надо торопиться, кажется собирается публика, а нам это ни к чему. - Бросив фразу через плечо, Мора ускорила шаг.

- Ты права, что-то мне все это на нервы начинает действовать.

Обе группы двигались с максимальной скоростью на какую были только способны. Они шли и неотрывно смотрели на нас, по обыкновению разевая черные рты, широко размахивая руками. Нетронутые отлично сохранившиеся человеческие туши составляли основную ударную силу групп, но позади у каждой из них находилось по одному зомбаку в сильно объеденном состоянии. Эти шли смотря на впереди идущих с какой-то напряженной сосредоточенностью, совершенно не обращая внимания на нас. Я крикнул Море, чтобы она с быстрого шага перешла на бег, иначе мы рисковали попасть в мертвые клещи.
Отзывы о произведении

Чтобы оставить отзыв и оценить произведение, необходимо зарегистрироваться.

Отзывов пока нет